Category: финансы

воевода

Каминг-аут по рыцарски

       Камрад andrewbek_1974 разместил несколько роликов про снаряжение конного западноевропейского латника эпохи Средневековья. Любопытное, надо сказать, зрелище.

      XI век:



      XIII век:



      XIV век:



      XV век:
https://oleggg888.livejournal.com/33538.html


      Последний ролик - к вопросу о пресловутой "ориентализации"-"вестернизации" на Руси-матушке. Вот камрад oleggg888 пишет, что Рассуждения - «русские дворяне были слишком бедными – поэтому и стали воевать по-татарски», «рыцарей на Руси не могло быть, т. к. рыцарские доспехи, рыцарский конь были дороги» - могу охарактеризовать как «ни о чём». Вот уж нет, дудки-с, как раз о чем. Аграрная страна и архаичным и примитивным сельским хозяйством и неразвитой городской культурой не могла позволить себе иметь войско из нескольких десятков тысяч подобного рода латников по чисто материальным соображениям - "у пана атамана немае золотого запасу", не говоря уже об отсутствии соответствующей ремесленной традиции, острой нехватки качественного сырья и прочих мелочах. Не вытанцовывается на Руси -матушки рыцарь в "белом" доспехе никак, хоть ты тресни, ибо, как писал немодный ныне классик, «ничто так не зависит от экономических условий, как именно армия и флот. Вооружение, состав, организация, тактика и стратегия зависят прежде всего от достигнутой в данный момент ступени производства и от средств сообщения».

Нестор

Печальная история

про то, как одна страна в центре Европы замахнулась (второй раз) с мотыгой на солнце на Weltmacht и что из этого получилось...
      Это я про все того же А. Туза и его "Цену разрушения". Дочитал таки вчера вечером сей внушительный том до конца и чтобы там ни говорили, полагаю, что это - весомый вклад и историографию Второй Мировой войны. Вестимо нашу, отечественную, ибо исследований такого рода в сфере экономики, финансов и вообще пароизводственной сферы III Рейха в нашей исторической литературе до сих пор не было.
      Да, есть в книге отдельные косяки (связанные в первую очередь с заклепочничеством), но они несущественны - важна общая картина. А общая картина такова, что Германия, ведомая свмч. Атаульфом Берлинским, попыталась в очередной раз побороться со всем миром и закономерно проиграла, хотя очень постаралась этого не сделать. Опять же - политика Берлина в 30-х - 1-й пол. 40-х гг. есть продолжение прежней германской политики времен кайзера Вильгельма II, суть которой хзаключалась в стремлении отвоевать свое место под Солнцем наравне с Америкой и Россией (Фриц Фишер писал уже об этом - еще раз отмечу, что Фишер и Туз отлично идут в паре, один за другим, только Туз более детален в описании экономических аспектов, а Фишер - политических). И тогда, в начале ХХ века, и потом, в 30-х гг., в Берлине исходили из того, что именно эти две державы (и, возможно, Британия с ее колониальной империей) будут главными конкурентами Германии, и для успешной борьбы с ними ей, Германии, нужен Lebensraum. То, что не удалось сделать кайзеру и присным его, Гитлер сумел сделать - концепт Mitteleurope обрел плоть и кровь в лице Grossraum Festungeurope. Увы, этого оказалось недостаточно. Любопытно, но А. Туз настойчиво проводит мысль, что оккупация Западной Европы не дала Германии ожидаемых дивидентов, но вот головной боли добавила вне всякого сомнения.
      Еще один важный момент - для А. Туза очевидным является недостаточная модернизация Германии, которая и стала причиной ее поражения и в Первой, и во Второй мировых войнах. Конечно, эта недостаточность просматривается при сравнеии с США, но, справедливости ради, стоит заметить, что раз уж Германия замахнулась на соперничество с США, так и сравнивать ее нужно именно с США. В Берлине этого хорошо осознавали, и именно стремление использовать открывавшиеся раз за разом "окна возможностей" обусловили действия Берлина в предвоенные годы и в первые годы войны. А в 1942 г. эти "окна" захлопнулись, и все потому, что СССР не рухнул ни в 41-м, ни в 42-м году.
      Отметим также, А. Туз, что большая редкость для "ихних" современных историков, весьма высоко, кстати, оценивает результаты военных усилий СССР и его вклад в победу на нацистским монстром, и из контекста его работы следует, что экономическая мощь США и упорное сопротивление СССР (и успешная мобилизация советской экономики) в конечном итоге обеспечили странам антигитлеровской коалции победу на Гитлером и его приспешниками.
      Попутно стоит заметить, что А. Туз весьма нелицепритно отзывается об А. Шпеере, полагая его этаким Илоном Маском в коричневом - успешным пиарщиком и человеком, умело выдающим желаемое за действительное. Этакий Гудериан, в своих мемуарах выставивший себя успешным и вельми зело эффективным манагером и прочая, и прочая, и прочая, к тому же еще и апоилитчным - а вот ни черта подобного. Мои подозрения в очередной раз оправдались.

8708539


      В общем, мой вывод таков - вещь стоящая, и ни капли не пожалел о том, что ее приобрел.
      P.S. Любопытно наложить Туза на Мюллер-Гиллебранда - весьма интеренсые выводы получаются.

Иван Грозный

Большой европейский политик и дела торговые

      Я уже писал как-то, что, по странному стечению обстоятельств, советская историография, будучи как будто марксистской по своей методологической основе (а, значит, долженствующей искать везде и всюду некую экономическую подоплеку), в вопросе о причинах Ливонской войны (применительно к России) глубоко в данный вопрос не врывалась, ограничиваясь скачками по поверхностями и переписыванием того, что было сделано прежде. Отсюда разнобой и куролесица во мнениях, связанных с пониманием мотивов, обусловивших отправку Иваном Грозным своей рати на германов в январе 1558 г.
      Этого нельзя сказать о Западе - там этот вопрос прорабатывался не в пример глубже и основательнее. В качеcтве своего рода обобщающего обзора ситуации мнение И. Валлерстайна (с высоты орлиного полета, а не с вершины кургана и тем более не из мышиной норки) - прошу прощения за длинную цитату (выделения сделаны мною - Thor):
      "Если Польша производила хлеб для растущего рынка Западной Европы, то в России «помещики производили хлеб для расширяющегося местного рынка». В самом деле, в XVI веке «требовалось специальное разрешение царя на вывоз [зерна] из страны морем». Специализация европейского мира-экономики XVI века в уменьшенной форме воспроизводилась и в пределах российского мира-экономики. Центральная зона российского мира-экономики экспортировала на Восток промышленные товары (металлические изделия, текстильную продукцию, кожу, оружие и доспехи) в обмен на предметы роскоши, хлопковые ткани, лошадей и овец. Кроме того, центр российского мира-экономики реэкспортировал на Восток западные промышленные товары, «хотя в XVI веке этот вид деятельности был, очевидно, не столь важен». Центральное положение в своем экономическом мире оказывало благоприятное воздействие на развитие России: «Меха, соль, шкуры и другие изделия направлялись в метрополию (older regions) из колоний, увеличивая ее богатство и стимулируя торговлю и промышленность».
      Но что можно сказать о торговле России с Западом? Не велась ли она параллельно с Польшей? Следует быть осторожным, чтобы не переносить в XVI век явления XVIII-XIX столетий, когда автономный российский мир- экономика действительно перестал существовать и Россия оказалась еще одной периферийной зоной в структуре европейского мира-экономики.
      На первый взгляд, суть происходившего в XVI веке действительно состоит в том, что «в своей торговле с Западом Россия обменивала сырье и полуфабрикаты на промышленные товары». Россия экспортировала различные товары для кораблестроения (лен, пеньку, сало, воск), а также меха, а ввозила предметы роскоши и металлические изделия (в том числе военную амуницию). Однако, похоже, ни экспорт, ни импорт не имели принципиальной значимости для структуры российской экономики — лишь начиная с XVII века можно утверждать, что Россия стала для Западной Европы важным «поставщиком зерна и лесной продукции». Т.С. Уиллан видит главную ценность России для Англии, торгового партнера России на протяжении большей части XVI века в том, что Россия была «источником важных материалов для английской военной флотилии». Однако далее Уиллан указывает: «Довольно сложно утверждать, была ли эта торговля столь же значимой для русских. Возможно, что взамен корабельных товаров, которые экспортировались в Англию, в Россию отправлялись оружие и амуниция (особенно в „пятидесятые" и „шестидесятые"), о чем заявляла сама Московская компания»
      К формулировке «особенно в «пятидесятых» и «шестидесятых»» мы еще вернемся. Артур Эттмэн предполагает, что ключевой статьей российского импорта в тот момент были не металлические изделия, а серебро в виде слитков и ювелирных украшений. В подтверждение этой гипотезы он указывает на залежи серебра в храмах, монастырях и дворцах, а также значительные клады слитков из драгоценных металлов. Если вспомнить, что основной статьей российского экспорта были меха — «одеяние достоинства и богатства», то есть один из так называемых товаров для богатых, то можно утверждать, что большая часть торговли России с Западом приходилась на обмен драгоценностями. Иными словами, эта торговля представляла собой способ потребления, а не производства прибавочного продукта, а следовательно, без нее можно было обойтись в моменты экономического спада, и, стало быть, не она была центральным элементом в функционировании экономической системы. Это не означает, что данная сфера не была важна: от нее получали свой доход люди среднего достатка, государство, несомненно, также имело определенную выручку от таможенных пошлин на перечисленные товары, а кроме того, внешняя торговля, безусловно, стимулировала формирование системы рангов социального престижа. Но это не меняет суть дела: внезапная блокада в духе той, что Густав Адольф устроил на Висле в 1626 году, повлияла бы на внутрироссийскую экономику куда меньше, нежели на польскую".
      Что отсюда следует. Во-первых, в XVI в. Россия представляла собой в значительной степени автаркичное государство (в точности по Пушкину: "Как государство богатеет, И чем живет, и почему Не нужно золота ему, Когда простой продукт имеет"), не завязанное прочно на внешний рынок - он нужен был ей постольку-поскольку (а вот Польша, Пруссия, Швеция или Ливония - как раз наоборот - они составляли сырьевую периферию Северо-западной Европы). Во-вторых, набор товаров, что ввозились в Россию и вывозились из нее, не требовали основательной инфраструктуры - ее объемы носили ограниченный характер, и для операций импорта-экспорта хватало и того, что было в наличии - а хоть и той же Нарвы и Дерпта. И в-третьих, тот же Сигизмунд и любекцы мыслили категориями европейской мир-экономики и перекладывали свой образ мысли на Ивана, а Иван стоял во главе собственной мир-экономики, и ему соображения ганзейцев или поляков были, что называется, до лампочки - он решал свои проблемы, а не их.