Category: философия

Собака Калин-царь

О бобах и стратегах

       Не так давно, несколько дней назад, встретилось мне в Мордокниге примечательное высказывание:
       "Принципиальное требование большинства критиков вовсе не смена персоналий, а изменение политического режима с тем, чтобы поставить лиц, принимающих решения в зависимость от мнения народного. Чтобы все - от самого мелкого главы поселкового совета до самых мощных башен Кремля ежедневно с трясущимися руками поднимали результаты опросов и информационные бюллетени с рейтингами, хватаясь кто за наградной пистолет, кто за сердечные капли".
       И сразу вспомнилась два момента. Первый - эпизод из "Билета на планету Транай":
       "Берг взялся рукой за президентский медальон и начал снимать его с шеи.
       Внезапно медальон взорвался.
       Гудмэн с ужасом уставился на окровавленное месиво, которое только что было головой Берга. Какое-то мгновение Верховный Президент держался на ногах, затем покачнулся и сполз на пол.
       Мелит стащил с себя пиджак и набросил его на голову Берга. Гудмэн попятился и тяжело опустился в кресло. Губы его шевелились, но дар речи покинул его.
       – Какая жалость, – заговорил Мелит. – Ему так немного осталось до конца срока президентства. Я его предупреждал против выдачи лицензии на строительство нового космодрома. Граждане этого не одобрят, говорил я ему. Но он был уверен, что они хотят иметь два космодрома. Что ж, он ошибся.
       – Вы имеете в виду... я хочу... как... что...
       – Все государственные служащие, – объяснил Мелит, – носят медальон – символ власти, начиненный определенным количеством тесснума – взрывчатого вещества, о котором вы, возможно, слышали. Заряд контролируется по радио из Гражданской приемной. Каждый гражданин имеет доступ в Приемную, если желает выразить недовольство деятельностью правительства. – Мелит вздохнул. – Это навсегда останется черным пятном в биографии бедняги Берга...".
       И ведь ситуация, описанная Р. Шекли, не то чтобы такая уж фантастика - нечто подобное уже было в истории, когда в Афинах державный демос именно так и управлялся со своими магистратами. Самый замечательный во всех отношениях пример - последствия победы афинского флота над спартанским при Аргинусских островах в 406 г. Спартанцы были наголову разгромлены, потеряли большую часть флота, погиб их наварх Калликратид (уже в который раз спартанские адмиралы шли на дно со своим флотом), однако державный демос счел необходимым покарать стратегов, которые, как выяснилось, из-за шторма не сумели собрать павших сограждан и достойно похоронить их. По возвращению в Афины шесть стратегов (двое, самые умные, решили не возвращаться) были отданы под суд. Из Ксенофонта, его "Греческой истории":
      "Еврип­то­лем, Писи­а­накт и несколь­ко дру­гих лиц высту­пи­ли про­тив Кал­лик­се­на с обви­не­ни­ем во вне­се­нии про­ти­во­за­кон­но­го пред­ло­же­ния. Но их выступ­ле­ние встре­ти­ло в народ­ном собра­нии одоб­ре­ние лишь немно­гих; тол­па же кри­ча­ла и воз­му­ща­лась тем, что суве­рен­но­му наро­ду не дают воз­мож­но­сти посту­пать, как ему угод­но.
      Вслед затем Ликиск пред­ло­жил, чтобы при­го­вор отно­си­тель­но стра­те­гов рас­про­стра­нял­ся и на тех, кото­рые под­ня­ли вопрос о закон­но­сти пред­ло­же­ния Кал­лик­се­на, если они не при­мут назад сво­их про­те­стов; тол­па под­ня­ла сочув­ст­вен­ный шум, и про­те­сто­вав­шие долж­ны были отка­зать­ся от сво­их воз­ра­же­ний.
      Когда же и неко­то­рые из при­та­нов заяви­ли, что они не могут пред­ла­гать наро­ду про­ти­во­за­кон­ное голо­со­ва­ние, Кал­лик­сен, взой­дя на кафед­ру, пред­ло­жил вклю­чить и их в чис­ло обви­ня­е­мых.
      Народ гром­ко закри­чал, чтобы отка­зы­ваю­щи­е­ся ста­вить на голо­со­ва­ние были тоже при­вле­че­ны к суду, и тогда все при­та­ны, устра­шен­ные этим, согла­си­лись поста­вить пред­ло­же­ние на голо­со­ва­ние".
       По итогам голосования, которого так добивался державный демоc, полагая себя вправе судить своих магистратов и не давать им возможности оправдаться, "все восемь сра­жав­ших­ся стра­те­гов были осуж­де­ны и шесте­ро из них, нахо­див­ши­е­ся в Афи­нах, под­верг­лись смерт­ной каз­ни". А потом была катастрофа при Эгоспотамах, осада Афин и с моря, и с суши спартанцами и их союзниками, голод, мор, капитуляция, падение демократии, тирания Тридцати, массовые казни (если верить Аристотелю, в Афинах тираны казнили за 8 месяцев полторы тысячи человек - своих сограждан). Но за то державный демос продемонстрировал свое право казнить и миловать холопей своих по своему разумению и хотению... Демократия, чо - ешьте, не обляпайтесь, у нас незаменимых людей нет, всякий афинянин настолько умен и велик, что может быть кем угодно - а хоть и стратегом! Бобы не обманут...

s1200


      UPD. Необходимое пояснение насчет бобов. Сократ поучал своих последователей, что "глу­по долж­ност­ных лиц в государ­стве выби­рать посред­ст­вом бобов, тогда как никто не хочет иметь выбран­но­го боба­ми руле­во­го, плот­ни­ка, флей­ти­ста или испол­ня­ю­ще­го дру­гую подоб­ную работу, ошиб­ки в кото­рой при­но­сят гораздо мень­ше вреда, чем ошиб­ки в государ­ст­вен­ной дея­тель­но­сти". Однако афинский державный демос думал иначе, и вменил Сократу в вину и это его утверждение.

могучий Нао

Бутылочное горло

       Еще раз про проблему выживания человечества (т.е. сапиенсов). Старая идея, но не лишним будет про нее вспомнить еще раз:

      50-70 тысяч лет назад человечество оказалось на грани вымирания. Популяция резко сократилась до десяти тысяч человек и оставалась небольшой на протяжении довольно длительного времени



      P.S. Представители одной из древнейших профессий и здесь отличились. Южноафриканские тигры, да.

Собака Калин-царь

Художник так видит

       А видит он: отроки варфоломеи в онучах и лаптях - 2 (прописью - два) экземпляра, "интурист" - 1 (прописью - один), великий государь - тоже один, и до кучи - попаданец из прошлого (вон он стоит справа, ухмыляется, выставив пузо вперед):

      А.И. Федоров. Иван III и Аристотель Фиораванти. 2005 г.

Фкдоров А.И. Иван III и Аристотель Фиорованти. 2005 г.