Category: путешествия

Tommy

Хвост виляет собакой

       Читаю сейчас "Горечь войны" Ниала Фергюсона - вот эту самую:

cover1


       Двойственное впечатление пока что складывается, и "да", и "нет", но об этом потом подробнее напишу, когда дело до конца доведу. А пока об одном впечатлении - наложились друг на друга Фергюсон, Фишер и впечатления от Такман. Фраза, вынесенная в заголовок, отлично характеризует обстоятельства, которые привели к тому, что Европа скатилась моментально, буквально за считанные дни, в кошмар Великой войны (а ведь, казалось бы, ничто не предвещало такого исхода одного из многих политических кризисов начала минувшего столетия и конца предыдущего - начиная с кризиса 1896 г. вокруг Проливов. Кстати, любопытная статья Ст. Людина о проблемах во французской армии на рубеже XIX /XX веков: Армия Третьей республики: эпоха скандалов. В общем-то понятно, почему Франция в это время вела какую-то невнятную внешнюю политику - с таким инструментом соваться в Большую Игру как-то не того).
       Речь идет о том, как Вена и Белград, решая свои партикулярные задачи и удовлетворяя свои маленькие хотелки, привели к большой войне. У сербов чесалось в одном месте насчет "Великой Сербии", а австрийцы спали и видели, как они эту самую Сербию к ногтю приведут и тем самым продлят существование своей дряхлой империи. Но вся беда была в том, что за спиной у Вены и Белграда стояли "Большие Игроки", Берлин и Санкт-Петербург. Для кайзера и его генералов допустить развал двуединой монархии было подобно ножу острому прямо в сердце - единственный союзник в Европе, без которого никак, а тут еще растущее ощущение тикающих часов и истекающих песчинок в песочных же часах - "Русские идут!", однако, еще пара-другая лет - и все, окно возможностей закрывается, гипс снимают, клиент уезжает...
       И для Петербурга допустить, чтобы Белград австрийки макнули по самое по некуда в известную субстанцию тоже было недопустимо по соображениям равно как и внешнеполитического престижа (и без того многовато проколов было), так и по геополитическим - допустить такой вариант развития событий значило, по существу, уйти с Балкан. А кк же тогда быть с теми же самыми Проливами?
       В общем, выходит, что выбора не было ни у Петербурга, ни у Берлина. И, получается, что главные виновники войны - Белград и Вена. Без усилий с их стороны кризис лета 1914 г., может быть, и не состоялся бы, а если бы и состоялся бы, то сошел бы на нет, как предыдущие.Но совместными усилиями они загнали ситуацию в тупик, и "Большие Игроки" не могли не вмешаться в процесс. А дальше - дальше "войны никто не хотел. Война была неизбежна".

Нестор

Альтернатива

       Продолжая афинскую серию или о злокозненности Фукидида - от И.Е. Сурикова (знающий историк, и пишет хорошо. да вот беда - очарован афинским державным демосом и тамошней радикальной демократией).
       В своих биографических очерках про Алкивиада и Никия историк раз за разом возвращается к истории сицилийской экспедиции афинского войска и флота - крупнейшем военном предприятии Афин в годы Пелопоннесской войны. Как-никак, но больше 200 кораблей, 10 тыс. гоплитов, не считая экипажей кораблей - сила, что и говорить. Увы, экспедиция провалилась (и державный демок немало постарался, чтобы это случилось - опять же, потому что им, как быком за кольцо в носу, умело руководили из-за кулис политики-демагоги, решая свои мелкие личные вопросишки. А ведь на кону стояла не только судьба Афин!).
       Рассматривая обстоятельства, которые привели афинскую элиту к принятию этого рокового решения, И.Ею Суриков подчеркивает (и выстраивает убедительную систему доводов), что, вопреки Фукидиду, оно, это решение, отнюдь не было случайным. Афиняне давно уже проявляли интерес к этому региону, еще с начала V в . до н.э., со времен Фемистокла. В 3-й четверти столетия Афины заключают ряд союзных договоров с некоторыми сицилийскими полисами, а в 40-х гг. в Неаполь ходила афинская эскадра под началом стратега Диотима. По инициативе Перикла на месте разрушеного Сибариса в Великой Греции была построена общеэллинская колония Фурии. И ни о чем об этом Фукидид не сообщает - давно уже было подмечено, что он, при всей его кажущейся объективности и беспристрастности вовсе не так прост, каким пытается показаться на первый взгляд. Нет, Фукидид умело выстраивает интригу, там где необходимо для достижения нужного эффекта, он промолчит, не соврет, но и всей правды не скажет (Ксенофонт - тот попроще, не столь хитер). Одним словом, драматург, писатель, умело подводящий своего читателя к нужному выводу. Так и здесь, в этом случае - афиняне предстают перед нами глупцами и простаками, попавшими в ловушку из-за своего незнания. А вот, оказывается, все было не так, совсем не так, и экспедиции 415-413 гг. предшествовала аналогичная экспедиция 427-424 гг. туда же и, надо полагать, с теми же целями. Так что, предпринимая поход на Сицилию, афиняне шли по хорошо натоптанной дорожке и имели отличные представления о том, что их там ждет.
       Как известно, сицилийская экспедиция 415-413 гг. для Афин закончилась катастрофой. Флот погиб, армия - разгромлена и частью полегла на поле брани, частью, плененная, оказалась в сиракузских каменоломнях. Однако этот исход вовсе не был предопределен - судя по всему, решающую роль в провале столь масштабной и основательно подготовленной экспедиции был связан в немалой степени с ошибками командования - Никия, одного из лучших на тот момент афинских стратегов, но, увы, человека осторожного (этакий Фабий Кунктатор по-афински), обстоятельного и методичного, но, увы, противника этого похода. Но что было бы, если Никий и Алкивиад действовали бы в этом случае в одной команде? Алкивиад, обвиненный державным демосом в богохульстве, не стал дожидаться, пока ему предложат испить из кубка крысиду, и бежал к спартанцам, а если бы нет, что тогда? Ведь даже под чрезмерно осторожным командованием Никия афиняне не раз были на волосок от победы...
       Отвечая на этот вопрос, И.Е Суриков рисует следующую картину:
       1. В случае успеха Сиракузы (в которых, кстати, на тот момент была демократия афинского типа) стали бы частью Афинской архэ, а вместе с этим главным сицилийским полисом под контроль Афин попала бы и вся греческая часть острова.
       2. Опираясь на ресурсы Сицилии и Великой Греции (которая также попала бы в сферу влияния Афин), город Паллады добился бы перелома в Пелопонесской войне в свою пользу и заставил бы Спарту капитулировать.
       3. Афины превращаются в безусловного гегемона в восточном Средиземноморье и, само собой, в Греции, со всеми вытекающими для последующей истории Греции последствиями (вплоть до организации общеэллинского похода против Персии).
       4. На западе усиление Афин и греков в этом районе Средиземного моря не могло бы не вызвать резкого осложнения с Карфагеном и практически неизбежно вело к войне. Алкивиад предвидел это, и был готов воевать, пока, самое меньшее, не изгнал бы карфагенян из Сицилии, а то и вовсе не покорил бы Карфаген.
       5. Закрепившись на южной оконечности Апеннинского сапога, как отнеслись бы афиняне к возвышению Рима? Вряд ли положительно. А каковы были шансы римлян устоять против Афин в схватке один на один? Вот и еще одна альтернатива...

36850840d5226af92b9937b416107d26


       Но, увы, не срослось. Некие злоумышленники накануне отплытия эскадры осквернили гермы на улицах города, Алкивиада обвинили до кучи еще и в том, что он профанировал элевсинские мистерии у себя дома и... В общем, державный демос, которому подкинули говнеца на вентилятор, рад был стараться и целиком и полностью оправдал возлагавшиеся на него надежды. Все закончилось печально, и история пошла по тому пути, по которому пошла, а живые в итоге позавидовали мертвым.

Нестор

На злобу дня

       Ставкирка в Хеддале, Норвегия.

85e6deb3170a4fa7ec9b744970df2ef1


s1200


      XIII век, однако, освящена в 1242 г. Чем-то эта кирха неуловимо напоминает собор Василия Блаженного, а с другой стороны - сказочные хоромы берендейские.
Басманов_старшой

Челобитная старческая

      Из челобитной старцев вологодского Спасо-Прилуцкого монастыря, датированной 7122 годом (а по нашему летоисчислению – 1613/14 год).Били челом старцы монастырские государю на романовского мурзу Барая Кутумова, который наехал на монастырь в феврале 1614 г. «с татары и с казаки, и стал в нашем селце под монастырем и нас нищих твоих государевых богомольцев и досталь разорил».
      Каким образом татарин разорил старцев, спросите в? А вот каким. «И на приезде прислал к нам в монастырь грамоту за своей печатью, - жаловались старцы, - а пишет в грамоте, чтобы нам прислати к нему корму ратным людем, на тысячу на двесте человек, хлебов печеных, и рыбы всякия, и икры (икры, Карл, икры! Thor), и круп, и толокна, и вина, и пива, и меду кислого, и меду пресного, и денег, что давать ратным людем, да конского корму на все ратные люди, овса и сена; да к нам же приказал словом, чтобы ему прислати денег то ж, что нас царевич вымучил (речь идет о сибирском царевиче Араслане Алеевиче, который незадолго до мурзы наезжал на монастырь и примучивал их – Thor)», да еще и угрожал старцам, что де «не пришлете столкоже денег, и яз де велю такоже доправити».
      Что было дальше? А вот что, продолжали старцы в своей слезнице. «Прислал, государь, к нам нищим татар и казаков,и учали, Государь, нас також бити и мучити без милости. И вымучили, Государь, у нас денег сто рублев; да приказные го татарове и казаки вымучили на нас тридцать два рубли да пятьдесят пуд соли. Да стоячи, Государь, тот мурза девять дней, взял из монастыря тристахлебов печеных, да капусты тринадцать ведр, да на его обиход имали из монастыря на всякой день пива по двадцати ведр, да овса взяли из монастырских житниц сто восм четветей; а ратные люди, татарове и казаки, стоячи рознесли сена монастырского две тысячи пятьсот копен».
      Но и это еще не все. «Дда те ж, Государь, люди татарове и казаки, - продолжали старцы, - стоячи на Вологде, разъезжали по монастырской вотчине днем и ночью, по селам и деревням, служек и крестьянишек грабили и жгли огнем, из денег, и платье всякое и подвореную рухлядь и хлеб всякой, насыпая в возы, имали и на Вологде продавали и к себе в Романов и в Галич отсылали». «И управы на тех ратных люде царевич и мурза не давали»,- подытожили старцы.
      Сколько же и чего»силно имали» люди мурзы? «И всего, Государь, ратные люди вымучили и грабежем взяли у служек и у крестьянец денег сто семдесят рублев, да хлеба всякого, ржи и овса, пшеницы и ячменю, круп и толокна, и семени (льняного? Thor), и гороху, тысячу восм четвертей с полуосминою, да двадцать три лошади, да овец сто семь, да мяс свиных двесте полоть».
       «И от того их насилства, - продолжали старцы, - мы нищие твои государевы богомолцы до конца разорены и обнищали».

6982


      Одним слoвом, как говорил Черный Абдулла, "Кинжал хорош для того, у кого он есть. И горе тому, у кого его не окажется в нужную минуту". У мурзы он был, а вот у старцев его в нужную минуту не оказалось.

воевода

История с замками

      Любопытный факт – в 1638 г. вяземским стрельцам попробовали было выдать импортные мушкеты «с жаграми», на что стрельцы заявили, что они де «из таких мушкетов з жаграми стрелять не умеют, и таких мушкетов преж сево у них с жаграми не бывало, а были де у них и ныне есть пищали старые с замки».

      Стрелец-любитель старины от О. Федорова

load1509661312_100-18


воевода

Сабли, топоры... Главное - пищаль!

      Вот любопытно, почему в одних описаниях стрельцов "интуристами" присутствуют сабли и топоры (причем, что еще забавнее, Немоевский пишет в 1607 г. о том, что сабли - не у всех, а вот топоры aka секиры с темляком - непременно и поголовно), а в других их и в помине нет. Но всегда и везде непременный атрибут стрельцы - пищаль. И если мы обратимся к полоцкому "Обидному" списку 1571 г., то и там у стрельцов и казаков гарнизона Полоцкого УР в списке утраченных из-за действий литовских "воровских людей" нет ни сабель, ни топоров. Пищали есть, всякое платье есть, провиант есть, лошади есть - топоров и сабель нет. Куда они, сабли и топоры, время от времени пропадают? И были ли сабли и топоры "непременным" компонентом стрелецкой "паноплии"? Пищаль-то (по Немоевскому - ствол и замок) они получали от казны, а саблю и/или топор, выходит, покупали на свои.

xhj48vcxi_y


      P.S. Кстати, есть такое ощущение, что в документах времен Terrible активно используется термин "ручница/рушница" или "самопал", тогда как "пищаль" по большей части юзается книжниками.

Собака Калин-царь

Восточная экзотика

      Грозный азиятец американского художника Э.Л. Уикса (срисован с натуры):

man-in-armor-preparatory-sketch-for-entering-the-mosque


      Хорош, собака! Кстати, это эскиз к этой картине Уикса ("Вход в мечеть"):

Collapse )
воевода

Девайс

      Из описи имущества убиенного в 1608 г. возмущенным "народом" Михайлы Татищева:
      "Самопал съезжей по стволу навожено золотом, замок колесной, в станку врезаны раковины, цена 5 рублев".
      Надо полагать, это нечто вроде вот этого:

Collapse )
Собака Калин-царь

Немножко экзотики

      "Мушкетер" Великих Моголов (конец XVI в.):

Officer_of_the_Mughal_Army,_c.1585_(colour_litho)


      И сладкая парочка - два злоумудренных персиянина из альбома д-ра Э. Кемпфера (конец XVII в.):

Dr. Kaempfer's Album of Persian Costumes and Animals


      Как бы продолжение огнестрельной тематики.

Басманов_старшой

Вавилонское столпотворение

или в продолжение темы "паффов".
      Вопреки широко распространенному мнению московиты вовсе не были таким уж законченными консерваторами, с подозрением наблюдающими за тем, что происходит там, "за бугром", у клятых люторов и латинян, и активно (во всяком случае, в военной области совершенно точно) перенимали у них то, что им представлялось полезным и нужным.
      "Паффы" - это только один такой пример, и если посмотреть, то любопытная получается картина. Я думаю, что все, кто мало-мальски интересуется историей русского военного дела 2-й половины XVI в., помнят фразу из записок якобы венецианского посла Марко Фоскарини насчет того, что московский де государь часто советуется с иноземными капитанами, немцами и поляками, и упражняется в доблести, подражая римским героям. Трудно сказать, насколько верно его свидетельство - уж больно похож в этом описании молодой Иван Грозный на идеального правителя, каким его представляют в гуманистической традиции, но что касается советов "капитанов", это ж-ж-ж явно неспроста. На руках у нас есть и выдержки из "сказаний" "интуристов". и отдельные документы, актовые материалы, которые позволяют утверждать совершенно точно, что, по крайней мере, с начала 70-х гг., на завершающем этапе Полоцкой войны и войны двух царей (Ивана, естественно, и крымского "царя" Девлет-Гирея. Да, я знаю ро том, что как бы Герай будет правильнее,но в нашей историографической традиции устоялось поименование крымской династии Гиреями, и я не собираюсь от традиции отступать), "стандартная" московская конница, состоявшая из поместной милиции и отрядов служилых и всяких прочих татар, стала активно дополняться и усиливаться немецкими наемниками, оснащенными, вооруженными и обученными действовать преимущественно (напрашивается вопрос - а как быть с "жандармами"? Ответ - не знаю, соблазнительно, конечно, предположить, и таковые завелись, но слишком уж это предположение гипотетично) рейтарским образом. Молодинская кампания - первый, насколько мне известно, пример успешного взаимодействия рейтар и традиционной русской конницы, а дальше этот опыт продолжал внедряться - опять же, вспомним Горсея и его "шотландцев", а также показания того же Флетчера. Стоит, кстати, обратить внимание, что в договор между Иваном и его подручником "ливонским королем" Магнусом была внесена статья о поставке Магнусом в царское войско вспомогательных контингентов - опять же, явно часть из них должна была быть оснащена по рейтарски, равно как именно рейтар должен был представить Ивану его союзник Эрик XIV шведский, буде договор между ни заключен.
      Рейтары были не единственным полезным "дополнением". По крайней мере с начала 80-х гг., т.е. опять же на завершающем этапе Московской (или, если хотите, Баториевой) войны на московской службе появляются конные роты польских литовских наемников, и я практически уверен в том, что они были вооружены и действовали "по усарску". Об этом свидетельствует, к примеру, опубликованный в "Актах служилых землевладельцев" акт о денежной выдаче "ляшским" наемникам (в ротах которых были и русские, кстати говоря - опыт перенимали, обучались на практике новой тактике?), упоминание о них у Флетчера, у Немоевского и Мархоцкого.
      Так что по всему выходит, что полезные новинки из сферы военного дела московиты внимательно отслеживали и быстро заводили у себя - от первых столкновений с реформированными баториевыми гусарами до появления их на русской службе прошло буквально пара лет, если не меньше. И еще один момент - вектор заимствования меняется. если до середины XVI в. ориентация идет на, условно, мусульманский опыт (крымско-османский), то затем - на западноевропейский (скажем так - "центрально-европейский", польско-немецкий).
      P.S. А насчет поставок оружия, тех же карабинов и пистолетов с колесцовыми замками, особых проблем не было - до начала 80-х гг. окном в Европу, пусть и не широко распахнутым, была Нарва, а потом ее роль перешла к Архангельску. А англичане те же за деньги легко и без проблем могли (и, надо полагать, делали это) поставить искомое оружие в Московию.

xrolka_sztokholmska_21.jpg.pagespeed.ic.FqzB6wfwXl