Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Старый еврей

Все течет, все изменяется,

но некоторые вещи остаются неизменными. В предыдущих двух постах на эту тему я писал о русофобии, но стоит разбавит эту тему нашими внутренними проблемами. Например, коррупцией.
      Итак, перед нами записки о России некоего Ксавье Мармье:

249px-Marmier,_Xavier,_par_Truchelut,_BNF_Gallica


      Сей "интурист" побывал в России в 1842 г. и оставил любопытные путевые записки о своем путешествии. И вот что он пишет о николаевской бюрократии:

      Без сомнения, российская бюрократия является одной из самых умных и трудолюбивых из всех существующих, но есть у нее одни недостаток, перекрывающий, по мнению Мармье, все ее достоинства - это коррупция: К несчастью, русская администрация, прославленная именами достойнейших людей, воодушевленных страстным желанием нравственного прогресса и чувством патриотизма, ... является одной их самых продажных администраций, и, позволим себе это слово, одной из самых постыдных из когда-либо существовавших, поскольку, по мнению француза, для нее коррупция - это не исключение из правил, это нормальное состояние. В русскую контору нельзя прийти без взятки в кармане; нельзя рассчитывать на должное решение дела.
      В итоге, подводит итог наблюдатель, Продажность, как яд, отравляет все сферы управления, начиная от самых высоких чинов и заканчивая привратниками, открывающими двери, при этом, по мнению Мармье, коррупция обусловлена не только и не столько стремлением чиновников любой ценой обогатиться, но еще и прочным укоренением ее в самом менталитете русских.
      По ходу дела вспомнил жалобы Штадена-псевдоопричника, что де в московских приказах ничего нельзя сделать без взятки (и обвинял он во взяточничестве и лихоимстве, между прочим, и знаменитого Выродкова - впрочем, дьяка в лихоимстве обвинял и ногайский бий Исмаил. Так что Иван Грозный, видать, казнил дьяка по делу), а спустя сто лет после Штадена на взяточничество и лихоимство московских приказных чинов жаловался тот самый Патрик Гордон. Стабильность - признак мастерства...
      P.S. Н. Коллманн, говоря о коррупции в московском бюрократическом аппарате, полагала, что взятка играла роль "смазки", которая ускоряла ход дела и заставляла колеса московской приказной системы быстрее проворачиваться, и эти правила игра принимались всеми сторонами - и приказными, и ходатаями. А и то правда - вас, челобитчиков, много, а дьяк и подьячие - их мало, и как выделить те дела, которые приоритетные?

Собака Калин-царь

Дежа-вю

       Читаю вот биографию Наполеона Малого (который Луи Наполеон). Интересные параллели выстраиваются. После того, как на него в январе 1858 г. совершили покушение итальянские бомбисты во главе с неким Орсини (выехавшим во Францию из Британии, кстати, где он и его подельники усердно готовились к покушению - скупали оружие, бомбы снаряжали и пр.), император и его кабинет предприняли решительные меры по борьбе с оппозицией и террористами. Цитирую:
       Власти предприняли жесткие меры, направленные на недопущение террористических актов и выступлений оппозиции. Усилились меры безопасности и досмотра иностранцев, въезжавших на территории Франции. Министр внутренних дел Бийо убедил императора закрыт некоторые республиканские и легитимистские (т.е. выступавшие за реставрацию монархии Бурбонов - Thor) газеты.
      27 января 1858 г. Франция была разделена на пять военных округов, каждый из которых находился под контролем маршала Франции. В начале февраля были созданы специальные следственные комитеты. 7 февраля вместо Бийо был назначен генерал Шарль Эспинас, сторонник крутых полицейских мер.
      27 февраля 1858 г. вступили в силу законы об общественной безопасности (получившие название законов против "подозрительных"), которые значительно ужесточили наказания за нарушения общественного порядка, антиправительственную агитацию, изготовление и хранение взрывчатых веществ и оружия. Кроме того, этими документами министру внутренних дел в интересах общественной безопасности предоставлялось право наказывать, штрафовать, арестовывать и ссылать без суда в Алжир или Кайенну любое лицо, кто ранее привлекался к ответственности за политические преступления, связанные с событиями 1848, 1849 и 1851 годов

      Ну вишенка на торте (самая вкусняшка выделена особо!):
      Эспинас сразу же воспользовался предоставленными ему полномочиями и направил префектам инструкцию составить списки потенциально подозреваемых и враждебно настроенных политических деятелей, кого следовало арестовать. Департаментам были спущены даже квоты на арест и депортацию. Причем для регионов традиционно поддерживавших оппозиционных лидеров, квоты были выше...
      В общем, Ничто не ново под луною: Что есть, то было, будет ввек...

Attentat_d_Orsini_47_max


Старый еврей

Узок круг этих людей,

страшно далеки они от народа...
       Иеремиада от Джузеппе Мадзини

274px-Giuseppe_Mazzini


       Для всей Италии одним росчерком пера были стерты все наши свободы, вся наша реформа, все наши надежды ... Мы, итальянцы, не имеем ни парламента, ни трибун для политических выступлений, ни свободы прессы, ни свободы слова, ни возможности законных общественных собраний, ни хоть какого-нибудь средства выражения мнений, бурлящих в нас...

       Действительно - какая трагедия! Ведь все проблемы Италии и простого итальянца решены и то, чего ему теперь не хватает, то, что ему дороже хлеба и самой жизни - так это свобода слова, печати, трибуны для выступлений и, самое главное, нет парламента. Катастрофа! Где же теперь мадзини будут столоваться, коли у них нет политической трибуны, парламента и свободы прессы? Suum cuique...

Собака Калин-царь

Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город ...

       Она вливалась в окошки и гнала с кривых улиц людей в дома. Она не спешила отдавать свою влагу и отдавала только свет. Лишь только дымное черное варево распарывал огонь ... Ливень хлынул неожиданно, и тогда гроза перешла в ураган...
       Это - литература, а это - история:
       Того же лета, месяца июня в 13 день, в 6 час дни, с западныа страны бысть туча страшна и грозна велми и темна, и буря велми зело силна, людем же всем во отчаания сущим и бегающим, кому бы где избыти от таковаго страха, понеже бо велми темно бысть и вихорь страшен бе, от прашного возвертения земного ни прозрети лзе бяше.
       Москвичи, напуганные этой тучей и ураганом (а случилось сие бедствие в 1460 году), начаша молити Господа Бога и пречистую Матерь избыти тоя тучи; всемогий же человеколюбец Бог услыша моление раб своих: в той час туча пребеже чрез град, и бысть тишина и светлость, якоже и первие.
       Беда, казалось миновала, ан нет, как бы не так:
       Наутрия же, в 14 день, тишина бысть велиа чрез весь день; по вечерни же, уже 15 часу сущу, взыде туча велми грозна с полуденья, аки полова, со страшною бурею и силным вихром; молниа же толь велика : земля бо и храмы вси яко пламень видяхуся, и грому страшну и зело превелику бывшу
       Это было только начало, а потом, после такой увертюры,
       сильная же она буря многими церквами поколеба и камеными, храмы же многи во граде Москва ободра и верхи смета, а градные забрала размета и разнесе, а по селом и по местем многие церки, из основаниа взимаа, изверже далече и отнесе, такоже и храмины многие разорив, размета; а лесы старые и боры и рамениа и дубы великие ис корениа исторже, а у иных верхи слома, других же д половины, инех же до трети и по самой корень, аще которые велми толсти беша
       При виде такого буйства стихии
       людем же всем во унынии и в печали мнозе бывшим и жывота отчаявшимся и не имущим что успети, еже на полху себе, но точию друг от друга прощениа просмяще прияти...
       Одним словом, сплошной апокалипсец и полярный пухлый лис настал, но Господь человеколюбец не допустил погибели людской, нигде же никакова человека ничим не вредило, ни во градех, ни в селех, ни ан пути, ни на поли, ни в лесех; аще кои в храмех тех быша, коих разметало, или и посыпаня от древ тех, но вси его человеколюбием спасени быша... И в той же час преста буря она, и громи, и молниам блистаниа, и бысть тишина...

Буря


       Таков он, малый ледниковый период, в действии! Это вам не это!

Собака Калин-царь

К вопросу о мужах и крестьянах...

       В ходе обсуждения небольшого такого постика относительно "великого реформатора" Морица Оранского ув. smirnoff_v попробовал определить, чем отличалась греческая фаланга от македонской:
      Фаланга Филиппа и Александра исключительна! Это ответ крестьянской страны полисному миру. Гоплит и классическая фаланга были порождением полисной системы. Граждане с детства тренировались физически и с определенного возраста с паноплией. Система образования в греческом полисе, система ценностей были в первую очередь направлены на формирование гражданина война ... Филипп полисов имел мало и маленьких. У него были крестьяне, крепкие, храбрые, верные, но совсем не тренированные... и дешевые. Оттуда и македонская фаланга, которая является не формой фаланги древнегреческой, а альтернативой, диалектическим ответом ей
      Царь Агесилай с этой точкой зрения категорически не согласен:
      Союзники обвиняли лакедемонян: "Самих нас служит в войске много, а вас, лаконцев, - мало". Агесилай тогда приказал, чтобы на. равнине отдельно расположились лаконцы и отдельно союзники. Разделенные таким образом, они стали сидеть. Глашатай объявил: "Пусть поднимутся гончары!". Со стороны союзников поднялось довольно много людей. "Вторыми пусть поднимутся кузнецы!" Также многие встали. "На третий раз - плотники!" Поднялось большинство. И других ремесленников и мастеров он набрал друг за другом, так что без малого поднялись все союзники, а из лакедемонян - ни одного, ведь им запрещалось заниматься каким-либо ремеслом. Таким образом, союзникам было доказано, что большую часть воинов из них составляют лаконцы

scale_1200


Басманов_старшой

К вопросу о сдавших нервах и "ударе кинжалом в спину"

       Усатый вождь северных эбису, который нынче покоится в кирпичной могиле, 24 мая 1945 г., вскоре после того, как он принудил принять ислам одного художника, на торжественном приеме произнес тост, а в этом тосте были такие слова:
      У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-42 гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода.
      Какой-нибудь другой народ мог сказать: вы не оправдали наших надежд, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Это могло случиться, имейте в виду.
      Но русский народ на это не пошёл, русский народ не пошёл на компромисс, он оказал безграничное доверие нашему правительству.
      Повторяю, у нас были ошибки, первые два года наша армия вынуждена была отступать, выходило так, что не овладели событиями, не совладали с создавшимся положением. Однако русский народ верил, терпел, выжидал и надеялся, что мы всё-таки с событиями справимся....


PtxefSCH9ZZM79AnDtwkTSXbzWWg3WeKJwgvL7Sw


      Эта длинная цитата имеет самое непосредственное отношение к предыдущему посту про сермяжный реальный Dolchstoß. Конечно, Мукден - это катастрофа, а Цусима - еще большая катастрофа. Но разве можно их сравнить с поражениями Красной Армии в приграничном сражении, с неудачей под Смоленском и с действительно катастрофами под Киевом и в особенности под Вязьмой? Нет, ни в коем случае. Неудача русской армии под Мукденом если и поставила крест, так на проекте "Желтороссии" и на амбициях безобразовской клики. Ни Мукден, ни Цусима никак не угрожали Империи (как Изандлвана или Коленсо - для другой Империи) - эти поражения случились на ее далеких задворках и никак не задевали ее жизненно важных центров. А вот Киев и Вязьма поставили во весь рост вопрос о том, сумеет ли Советский Союз выстоять после такого мощного удара.
      И ведь выстоял! Кстати, что бы там ни говорили наши диванные воены и стратеги (вот, опять - заслуженный учитель истории Тамара Натановна Эйдельман высказалась в духе "победили вопреки усатому вождю северных эбису". Промолчала бы - так, может, сошла бы за умную, а так вышло как всегда. Пример того, как норот воюет при отсутствии железной воли и целеустремленности вождя - Парижская коммуна весной 1871 г. Уникальный пример, кстати, как все проср...ть и ничему не научиться - социал-демократы всех мастей 40 лет учились на ее уроках и так ничему и не научились), но роль личности в истории, в особенности в переломные моменты истории, чрезвычайно велика. Что-то я сильно сомневаюсь, что Николай I повел бы себя после Мукдена и Цусимы так, как его правнук, да и Александр I был готов отрастить бородищу до пупа и жрать картофель в Сибири, но сдаваться Бонапартию отнюдь не собирался, а вот последний император оказался жидок на расправу, да и само просвещенное общество с радостью согласилось капитулировать перед теми, кого еще совсем недавно почитали макаками - ведь чем хуже, тем лучше, не так ли? Эта публика и в 41-м никуда не делась и продолжала держать кукиш в кармане, а при первой же возможности за банку варенья и корзину печенья бежала занимать очередь на раздачу в оккупационную комендатуру (любопытно, как быстро Просвиньин побежал бы устраиваться в оккупационную комендатуру, буде "абрамсы" прогрохотали бы по Красной площади?).
      Однако при усатом вожде северных эбису у этой братии не было возможности реализовать свой кукиш, вынуть его из кармана и выставить на всеобщее обозрение - усатый вождь северных эбису хорошо усвоил уроки экзамена, который не сдал Хозяин земли Русской (кстати, и переэкзаменовку Хозяин тоже завалил - с фатальными последствиями и для себя, и для своей семьи, и для страны). Второго Dolchstoß'a не случилось ни осенью 41-го, ни летом 42-го. Советский тыл оказался крепче, чем тыл старой России, а кредит доверия со стороны основной массы населения для власти - не исчерпан до конца. Как то так...

воевода

Старина и новизна

       В продолжение наблюдений вокруг русско-японской войны на море.
      Складывается впечатление, что едва ли не самая главная причина успеха японцев в том, что их флот был молодым и не имел за спиной насчитывающей много десятилетий, а то и веков, традиции. Эта традиции связывала по рукам и ногам, сковывала русских адмиралов. Впрочем, а только ли русских - у тех же англичан в начале ХХ в. положение сильно лучше было? А вот и нет - по крайней мере, Джеки Фишеру пришлось изрядно постараться, опираясь на явную и неприкрытую поддержку со стороны короля, чтобы продавить свои преобразования. У нас, к сожалению, своего Фишера не нашлось, а те, кто были, на эту роль не годились. И ведь не сказать, что с русскими адмиралами все было совсем уж так плохо, как принято рисовать - спасибо баталеру Новикову-Прибою - были неплохие адмиралы, но вот, похоже, "каре тузов" никто из них не собирал. Даже Макаров - кстати, а ведь, как представляется, его значение сильно преувеличено в нашей историографической традиции, и во многом благодаря тому, что Макаров, с одной стороны, "социально близкий", а с другой стороны - рано погиб и не успел отличиться ни с хорошей, ни с плохой сторон.
      У японцев такой традиции не было, и она были открыты новшествам и, будучи свободными от предрассудков, могли позволить себе роскошь свободомыслия. Вот и получилось, что у русских и корабли были неплохие, пушки со снарядами ничего, на уровне, и матросы не сказать чтобы уж совсем отстой, и адмиралы в общем и в целом на уровне, но вот традиция тянула их всех вместе назад, а у японцев такой гири на ногах не было. Как-то так вижу...

011-1536x941


Собака Калин-царь

Gegen Demokraten helfen nur Soldaten

       Но и против роялистов зольдатен очень даже неплохо хельфен. Преодолеваю сейчас внушительный томик "Короля без королевства" Д.Ю. Бовыкина.

3864948_600


      И добрался сейчас до событий сентября 1797 г., когда в результате государственного переворота 18 фрюктидора надежды роялистов прийти к власти конституционным, легальным, через выборы, путем провалились.
      А ведь как все начиналось хорошо. Плоды революции оказались ужасно несъедобны, и среди французов существенно выросли монархистские настроения. Нет, не то чтобы французы вдруг возжелали вернуть Ancien Régime во всей его первозданной целости и сохранности - нет, скорее шла речь о ностальгии по старым добрым временам, когда и трава была зеленее, и воздух слаще, и вода вкуснее, и порядок был, и стабильность и вроде бы как даже хлеба хватало. В общем, "Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому ещё дородности Ивана Павловича...".
      Эта ностальгия и неприятие революционного бардака породили у роялистов и во Франции, и за ее пределами определенные надежды на переход власти в руки королевской партии и возвращение Людовика XVIII на престол без помощи иностранцев (а этого роялисты - вменяемые, во всяком случае - очень не хотели, прекрасно поминая, что реставрация на иноземных штыках мало того, чтобы будет плохо воспринята во Франции, так еще и союзнички потребуют компенсаций, и еще неясно, где эти и чем компенсации закончатся). Небольшой, почти что призрачный но все же шанс на такой поворот событий появился весной 1797 г., когда роялистам удалось сформировать в Законодательном собрании внушительную фракцию, настроенную промонархистки. Считается, что из 730 депутатов в обеих палатах собрания роялистами в той или иной степени могли считаться 330. Казалось, еще немного, еще чуть-чуть, и все, реставрация совершится...
      Ан нет. С одной стороны, армия сохраняла свой республиканский дух (впрочем, и не такой уж он и был республиканский, скорее стоит вести речь о вере в своих генералов, а вот генералы верили во что-то другое - каждый по своему). С другой стороны, как пишет сам автор книги, "антиреспубликанский государственный переворот мог стать реальностью, только если бы сторону заговорщиков принял бы либо Законодательный корпус, либо правительство". Это так, но я бы добавил сюда самую важную силу - те самые штыки, на которых хотя и нельзя долго сидеть, но вот прийти к власти - очень даже можно. В итоге монархисты, понадеявшись, что такие люди, как Баррас, останутся верны собственной конституции, проиграли. Баррас просто перевернул шахматную доску, и все, наплевав на конституцию, на закон и на вот это вот все. У него была шпага, а у роялистов, кроме веры в закон и в конституцию - нет.
      В общем, "болтовня убьет роялистов так же, как и Революцию" - писал граф де Рошкот, а тов. Мао добавлял к этому, что "винтовка рождает власть". Увы, роялисты понадеялись на силу Закона, не имея в руках винтовки (ну или шпаги, на худой случай), и в итоге проиграли даже тот небольшой (который не получка и не аванс) шанс если и не вернуть все взад (Людовик XVIII уж точно не собирался возвращать все взад в точности, как это было при его брате злосчастном), то, во всяком случае, попробовать восстановить монархию в новом качестве. Есть ли тут мораль - некоторым образом есть. Как говорил один американский президент, именем которого назвали плюшевого медведа, "говори тихо, но имей за спиной большую дубину". Ну или такой вариант - он тоже пойдет:



      А если нет у тебя большой дубины и не не храбрый и не сильный, не можешь сесть на коня - не стоит и начинать.