Category: общество

Старый еврей

Всадник на рыжем коне

       "И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч..."

1500x500


Collapse )
Собака Калин-царь

Мощный старик

       Думаю, что этого мощного старика представлять не надо:

0015-013-Uchastie-v-zakonodatelnoj-dejatelnosti-Speranskogo


       А вот несколько его мыслей, датированных 803-м годом, но звучащих достаточно своевременно и сегодня. спустя двести с гаком лет...

Collapse )
Старый еврей

Мнение...

       Мягко говоря, несколько был огорошен и изумлен, прочитав эти слова ув. О. Двуреченского?
       "Если мы вспомним отступление Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, можно сказать, величайшего полководца Смутного времени, предшественника тех же самых Пожарского и Минина, и все эти первое и второе земские ополчения, то мы заметим, что, выходя из Новгорода, в том числе с наёмниками, он перемещался очень короткими отрезками и всегда ставил лагерь, потому что была опасность, что дворяне разбегутся при появлении нескольких десятков или сотен иностранцев. В силу того, что накопленный опыт поражений, недоверия к своей военной машине перед Западом настолько довлел после Ивана Грозного для конца XVI и начала XVII веков, имелась эта привычка перемещения лагерями, защиты своих воинских контингентов от некого набега или чего-то подобного. Недоверие к самой военной машине, к способу управления этими людьми, потеря веры в собственное оружие. Можно провести массу параллелей, но вера в собственное оружие играет колоссальную роль. Люди и военная машина – это тоже оружие, только, скажем так, на уровне командования. И потеря веры в них очень опасна для государства. То есть, вы выступаете как колониальная страна перед технологически развитой системой".
       Правда, если поместить эту фразу в исходный контекст, то она как будто выглядит иначе - предыдущий абзац выгдялит так:
       "Важно ещё понять, что сам по себе лагерь XVII века – явление для нас необычное даже по своей структуре. Он сильно отличается от того же римского лагеря. Я как-то выступал у вас и рассказывал об ориентализации, и чтобы проиллюстрировать этот кризис, говорил не только о материально-технических проблемах, разорении населения, идеологическом кризисе, поскольку прежде всего это был кризис и военной машины. Тоже самое и с этими лагерями, станами, защищёнными валами, поставленными на скорую руку, а потом существующими годами. Собственно, о лагере никто не думал как о долгосрочной структуре, потому что планировалось скопить силы и в ближайшее время нанести удар по Москве. Но историческая конъюнктура сложилась так, что нанести такой удар оказалось невозможно, и лагерь просто стал никому не нужен, прежде всего и самому Лжедмитрию. Ему пришлось исчезнуть...".
       А следующий - вот так:
"И Скопин-Шуйский так и перемещался этими лагерями, пока его то ли не отравили, то ли не убили, там до сих пор существуют всевозможные конспирологические версии. Точно также, по всей видимости, вёл себя Лжедмитрий, потому что он сталкивался с навалом любой военной силы. Это было не войско в том смысле, как мы привыкли понимать, это не поместная конница времён Ивана Грозного, это не полки нового строя времён Алексея Михайловича. Это переходный этап, когда смута, когда ощущение потери некого управляемого ядра охватывает все системы. Поэтому лагерь в этом смысле становится способом просто переночевать, чтобы дальше перейти куда-то, занять ещё один плацдарм".
       Тем не менее, удивительно читать это. Как бы традиция ограждать себя укрепленным лагерем-табором широко распространена была в те времена в Восточной Европе - и не только русские ее использовали, но и те же татары, и поляки. Они тоже испытывали недоверие к своей армии? В общем, какой-то странный пассаж выходит, загадочный и вместе с тем неожиданный...

       Исходная ссылка на интервью: Тушинский лагерь

S._V._Ivanov._Time_of_Troubles._Moscow_region._Impostor's_army._(1908)


      
воевода

Приятная неожиданность

       Старец Иосифо-Волоцкого монастыря Игнатий Зайцев имел обыкновение на полях любимой рукописи делать пометки о важнейших, на его взгляд, событиях, современником которых он был. И вот под 7062 (т.е. по нашему летоисчислению в 1553/54) годом записал он такую весть:
       "Того ж лета в Петров пост. Того ж лета послал князь велики царя Дербыша да с ним въевод своих князя Юриа Проньского Шемякина, да Михала Петрова сына Головина, да в передовом полку Игнатей Вешъняков да князь Феодор Борятиньской, а в сторожевом полку князь Ондрей Борятинской да Степан Сидоров Рязанец в Азъторокань, а с ними было рати 50 тыщь голов, оприч боярьскых людей. А пошли ис Казани в Петров пост.
       А шьли до Азъторокани от Казани 4 недели. А пришьли в Азъторокань в первой понедельник по Петрове дни июля 2. А на за[у]трее в вто[рни]к июля 3 и город засекли. А царь из города выбежал на конех берегом, а царици в судех. И воеводы за ними гоняли в судех да и полонили две царици да у большици дочи лета в 3, а другая на пути родила. А за царем не гоняли — коней у наших не было. Да и царя Дербыша в Азъторокани посадили и землю к вере привели и дань на них положили и наместьника великого князя в городе оставили с царем да и людей, сколько пригоже, да триста стрельцев. А всего жили въеводы в Азъторокани 4 недели и неполны, да и пошьли, да и царици с собою повезли. А назад до Казани шьли вверх 7 недель. А весть от них к государю не бывала ни одинова. И тужили о них добре. Развее пригнали с сеунчем авгус[та] 29 на Усекновение честны главы Иона Предотечи и на всенощном в среду. А и в въсей рати у наших ни единого не убили и в всей ходьбе ни мерли, ни болезни не было никакие, сами дивовались люди, что лекъха была ходьба и здорова людем...".
       Речь тут идет о 1-м астраханском походе 1554 г., подробная такая выписка из его истории, но не это самое любопытное в этом известии, а то, что я выделил - старца (и его информаторов) поразило то, что поход прошел без сучка и задоринки, и среди плавной рати не было умерших от болезней, да и самих болезней не было. Обычно из экономии об очевидных вещах тогда не писали, но вот тут реально произошел из ряда вон выходящий случай, когда за все время похода плавной рати ни одного случая заболевания какой-нить лихоманкой и тем более смерти от нее- и Игнатий решил занести это неожиданное событие в свой летописчик.

       Не совсем, правда, Астрахань, но струги есть, Волга есть, минареты в ассортименте - прищурившись, чем не Астрахань?

31a277957ef824ba2b1e723d


Нестор

Подведем итоги

       По традиции - что было сделано в минувшем году, преисполненном всякими трудами и заботами так, как никогда прежде?
      А вот что:
      1) прежде всего и в первую очередь - вышло два исследования, одно - по Полоцкой войне 1562-1570 гг. (сильно, правда, сокращенное, на четверть - но, к счастью, без особого ущерба для основной части, преимущественно за счет цитат из первоисточников)



      Не буду приуменьшать свои заслуги, но в современной российской историографии такой работы нет - именно по этой войне. О политике - есть, о дипломатии - есть, а вот по войне - нет. А теперь - есть, вот!

      2) про стрельцов Ивана Грозного - для меня не менее важная работа, которая подвела некую черту под пятнадцатилетней историей. И пусть кое-что сегодня, спустя год, я написал бы иначе, кое-что сформулировал бы по другому, а, само собой, добавил еще кое-что к тексту - все равно, несмотря ни на что, "Янычары" остаются моей гордостью - "строили мы строили, и наконец, построили!".



      3) за большими формами для малых форм времени оставалось немного, да и работа отнимала много времени от написания статей (к тому же кое-какие статьи все еще не вышли, хотя я на них и рассчитывал). Однако, по традиции, очередное издание Die kleinen Schriften все же состоится, и скачать его можно здесь

      Засим до свиданья, до новых встреч в Новом году - надеюсь, что в наступающем 2020 г. я смогу сделать то, что намечал закончить в этом, 2019-м, и заодно еще несколько проектов осуществить, о которых предварительно договорился еще в конце октября, когда был в культурной столице!

ле мюжик

Ничего сверх меры...

       Б.Н. Миронов писал в своей нашумевшей "Социальной истории России" (естественно, приводя конкретные примеры), что «в системе ценностей крестьянина в порядке важности находились достаток, понимаемый как удовлетворение скромных материальных потребностей, уважение односельчан, праведность поведения, дети. Счастье…, по мнению крестьян, состояло в том, чтобы прожить жизнь, умеренно трудясь, здоровым, в скромном достатке, обязательно в соответствии с обычаями и традициями, завещанными от предков…».

slide-3


       Живо напомнило изречение Питтака из Митилены, одного из "семи мудрецов": «Знай всему меру!».

Женераль Мельчетт

Расслабьтесь и получайте удовольствие...

       Примерно так выходит, когда подойдешь к концу "Горечи войны" Ниала Фергюсона - книга эльфийская, причем даже не 80 lvl, а много, много выше.

cover1


      Дочитал я ее, и, гм, пребываю в некотором, гм, недоумении - а что, собственно говоря, это было? Нет, на первый взгляд как будто все на месте. Толстая такая книжища, перевод как будто не корявый (хотя по старой доброй традиции "миноносцы" переводятся исправно как "торпедные катера"), много цифирек, всяких мелких фактов и фактиков, оживляющих и насыщающих общую картину происходящего на страницах книги. Но вот общая задумка, генеральная идея, тот соус, под которым все преподносится - это, как бы это сказать помягше, вызывает некоторое недоумение и оторопь.
      Общий замысел, красной нитью проходящий через всю книгу, заключается, во-первых, что война это плохо (да, спасибо, кэп, а то мы этого не знали!), во-вторых, что в развязывании войны Германия невиновата (она только хотела, чтобы ее любили, но вот собрались злыя соседи, и сделали так, что слабая и боявшаяся всего Германия решила напасть первой, не дав волкам из соседнего леса отточить, как надо, зубы и когти и нагулять соответствующий аппетит. Нет, про Фишера Фергюсон знает, но между строк явно так просматривается - заказная типа книга, Германия неувиноватая, они сами пришли).
      В-третьих, и, пожалуй, самое главное - в том, что случилось, виновата Британия. Нет, не вся, конечно, но британские политики, отчвасти военные (армейцы в первую очередь), и главный Сатанаил во всей этой истории =- сэр Эдуард Грэй собственной персоной.

artworks-000085615620-wox4s7-t500x500


      А виновник -- генерал, интриган и аморал! Энто он, коровья морда, Честь цареву обмарал!.. По Фергюсону выходит, что сэр Эдуард чуть ли не в одиночку обманул весь английский народ, втянул Британию в хитросплетения континентальной политики, связал ее устными обещаниями (ну хорошо, не всегда устными, но от того не менее ничего не стоящими) обещаниями перед Парижем и Петербургом (и тех, и других, последних, похоже, в существенно большей степени, Фергюсон, мягко говоря, недолюбливает), отказался от splendid isolation и тем самым погубил славу мира сего! Если бы не эта ненужная война, подводит Фергюсон читателя к выводу, то Англия и по сей день правила бы морями и так далее...
      В принципе, то, что при соответствующим ясных и недвусмысленных намеках из Лондона, что Британия не останется в стороне от разгорающегося конфликта, возможно, перерастания австро-сербской войны в мировую, удалось бы и избежать, представляется если и не очевидным, то, во всяком случае, весьма вероятным. Однако уклончивая и туманная позиция Лондона в дни июльского кризиса ускорила трагическую развязку. С другой стороны, Грэй не мог не учитывать того, что в британской правящей элите сильны были позиции сторонников изоляции и общего такого желания единодушного вмешаться в конфликт не было, и, выстраиваю линию действий Лондона в эти недели, Грэй не мог не учитывать этого обстоятельства, так что тут еще как посмотреть, кто виноват в том, что случилось, британские "ястребы" или "эльфы".
      Но больше всего мне понравилась позиция автора, суть которой вынесена в заголовок - раз уж Германия все равно добилась своего и выстроила IV Рейх (пресловутую Mittel Europa), то стоило ли сопротивляться неизбежному? Напротив, надо было отсиживаться за самым глубоким и широким в мире противотанковым рвом, копить силенки (ну раз уж очень хочется повоевать, то только флотом), а потом, когда Берлин побьет этих французишек и русских варваров (и то, и другое на руку Британии), вот тогда сильная и могучая Британия выйдет из своей splendid isolation и, ух, как задаст перцу бошам!
      P.S. А еще Фергюсон исправно доказывает, что правы те, которые утверждают, что Германия не проиграла войну на полях сражений, а во всем виноват пресловутый Dolchstoss (внутренний Хаген поразил могучего Зигфрида ударом в спину) - мол, рейхсвер превосходил армии союзников по эффективности, война обходилась Германии дешевле, чем союзникам, которые истощили свои ресурсы быстрее, чем II Рейх, что морская блокада Германии была бесполезна и никак не ускорила приближение конца войны и т.д. Вот, а еще во всем виноваты пропагандисты, и в особенности лорд Нортклифф.

      Это он, поджигатель войны и исправно подливавший бензинчику в ее костер!

<Alfred_Harmsworth,_1st_Viscount_Northcliffe_-_Project_Gutenberg_eText_15305


      Вот как-то так выходит...
Женераль Мельчетт

Не благодаря, но вопреки...

       Старый добрый Плутарх в жизнеописании Кимона-афинянина, сына Мильтиада - того самого, под началом которого афиняне одержали знаменитую победу над персами при Марафоне, писал:
       "Мильтиад домогался было масличного венка (за свою победу над персами - Thor), но декелиец Софан, встав со своего места в Народном собрании, произнес хотя и не слишком умные, но все же понравившиеся народу слова: «Когда ты, Мильтиад, в одиночку побьешь варваров, тогда и требуй почестей для себя одного»...".

original


       Державный демос не проведешь - нет у нас незаменимых людей, всякий афинянин от рождения пригож на любую службу - хоть стратегом, хоть навархом, да кем угодно! И вообще - народ сам одержал эту великую победу, без участия всяких там мильтиадов и прочих. Мильтиада же благодарный державный демос отблагодарил тем, что в 489 г. до н.э. оштрафовал его на 50 талантов за неудачную экспедицию на остров Парос и, поскольку Мильтиад не смог выплатить эту сумму, то посадил его в тюрьму, где оный герой и преставился. Sic, так-скать, gloria mundi и все такое - оказанная услуга больше не услуга.

Собака Калин-царь

О бобах и стратегах

       Не так давно, несколько дней назад, встретилось мне в Мордокниге примечательное высказывание:
       "Принципиальное требование большинства критиков вовсе не смена персоналий, а изменение политического режима с тем, чтобы поставить лиц, принимающих решения в зависимость от мнения народного. Чтобы все - от самого мелкого главы поселкового совета до самых мощных башен Кремля ежедневно с трясущимися руками поднимали результаты опросов и информационные бюллетени с рейтингами, хватаясь кто за наградной пистолет, кто за сердечные капли".
       И сразу вспомнилась два момента. Первый - эпизод из "Билета на планету Транай":
       "Берг взялся рукой за президентский медальон и начал снимать его с шеи.
       Внезапно медальон взорвался.
       Гудмэн с ужасом уставился на окровавленное месиво, которое только что было головой Берга. Какое-то мгновение Верховный Президент держался на ногах, затем покачнулся и сполз на пол.
       Мелит стащил с себя пиджак и набросил его на голову Берга. Гудмэн попятился и тяжело опустился в кресло. Губы его шевелились, но дар речи покинул его.
       – Какая жалость, – заговорил Мелит. – Ему так немного осталось до конца срока президентства. Я его предупреждал против выдачи лицензии на строительство нового космодрома. Граждане этого не одобрят, говорил я ему. Но он был уверен, что они хотят иметь два космодрома. Что ж, он ошибся.
       – Вы имеете в виду... я хочу... как... что...
       – Все государственные служащие, – объяснил Мелит, – носят медальон – символ власти, начиненный определенным количеством тесснума – взрывчатого вещества, о котором вы, возможно, слышали. Заряд контролируется по радио из Гражданской приемной. Каждый гражданин имеет доступ в Приемную, если желает выразить недовольство деятельностью правительства. – Мелит вздохнул. – Это навсегда останется черным пятном в биографии бедняги Берга...".
       И ведь ситуация, описанная Р. Шекли, не то чтобы такая уж фантастика - нечто подобное уже было в истории, когда в Афинах державный демос именно так и управлялся со своими магистратами. Самый замечательный во всех отношениях пример - последствия победы афинского флота над спартанским при Аргинусских островах в 406 г. Спартанцы были наголову разгромлены, потеряли большую часть флота, погиб их наварх Калликратид (уже в который раз спартанские адмиралы шли на дно со своим флотом), однако державный демос счел необходимым покарать стратегов, которые, как выяснилось, из-за шторма не сумели собрать павших сограждан и достойно похоронить их. По возвращению в Афины шесть стратегов (двое, самые умные, решили не возвращаться) были отданы под суд. Из Ксенофонта, его "Греческой истории":
      "Еврип­то­лем, Писи­а­накт и несколь­ко дру­гих лиц высту­пи­ли про­тив Кал­лик­се­на с обви­не­ни­ем во вне­се­нии про­ти­во­за­кон­но­го пред­ло­же­ния. Но их выступ­ле­ние встре­ти­ло в народ­ном собра­нии одоб­ре­ние лишь немно­гих; тол­па же кри­ча­ла и воз­му­ща­лась тем, что суве­рен­но­му наро­ду не дают воз­мож­но­сти посту­пать, как ему угод­но.
      Вслед затем Ликиск пред­ло­жил, чтобы при­го­вор отно­си­тель­но стра­те­гов рас­про­стра­нял­ся и на тех, кото­рые под­ня­ли вопрос о закон­но­сти пред­ло­же­ния Кал­лик­се­на, если они не при­мут назад сво­их про­те­стов; тол­па под­ня­ла сочув­ст­вен­ный шум, и про­те­сто­вав­шие долж­ны были отка­зать­ся от сво­их воз­ра­же­ний.
      Когда же и неко­то­рые из при­та­нов заяви­ли, что они не могут пред­ла­гать наро­ду про­ти­во­за­кон­ное голо­со­ва­ние, Кал­лик­сен, взой­дя на кафед­ру, пред­ло­жил вклю­чить и их в чис­ло обви­ня­е­мых.
      Народ гром­ко закри­чал, чтобы отка­зы­ваю­щи­е­ся ста­вить на голо­со­ва­ние были тоже при­вле­че­ны к суду, и тогда все при­та­ны, устра­шен­ные этим, согла­си­лись поста­вить пред­ло­же­ние на голо­со­ва­ние".
       По итогам голосования, которого так добивался державный демоc, полагая себя вправе судить своих магистратов и не давать им возможности оправдаться, "все восемь сра­жав­ших­ся стра­те­гов были осуж­де­ны и шесте­ро из них, нахо­див­ши­е­ся в Афи­нах, под­верг­лись смерт­ной каз­ни". А потом была катастрофа при Эгоспотамах, осада Афин и с моря, и с суши спартанцами и их союзниками, голод, мор, капитуляция, падение демократии, тирания Тридцати, массовые казни (если верить Аристотелю, в Афинах тираны казнили за 8 месяцев полторы тысячи человек - своих сограждан). Но за то державный демос продемонстрировал свое право казнить и миловать холопей своих по своему разумению и хотению... Демократия, чо - ешьте, не обляпайтесь, у нас незаменимых людей нет, всякий афинянин настолько умен и велик, что может быть кем угодно - а хоть и стратегом! Бобы не обманут...

s1200


      UPD. Необходимое пояснение насчет бобов. Сократ поучал своих последователей, что "глу­по долж­ност­ных лиц в государ­стве выби­рать посред­ст­вом бобов, тогда как никто не хочет иметь выбран­но­го боба­ми руле­во­го, плот­ни­ка, флей­ти­ста или испол­ня­ю­ще­го дру­гую подоб­ную работу, ошиб­ки в кото­рой при­но­сят гораздо мень­ше вреда, чем ошиб­ки в государ­ст­вен­ной дея­тель­но­сти". Однако афинский державный демос думал иначе, и вменил Сократу в вину и это его утверждение.