Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Басманов_старшой

А что если...

       Или к вопросу о роли личности в истории.
      Вот здесь некоторым образом "годовщина" имеет место быть - 117 лет назад на взорвавшемся броненосце "Петропавловск" погиб адмирал Макаров. Событие памятное еще с детства, с той поры, когда читал взахлеб "Порт-Артур" Степанова (а и было это, почитай, почти сорок лет назад). Фраза тогда запала в душу: "Но другого Макарова не пришлешь! Адмиралов-то много, а Макаров у нас в России был один".
      Понятно, конечно, что тут и соцреализм, и культ Макарова, и пр., но все же. Как повернулись бы события, если бы эта злосчастная мина? Если бы "Петропавловск" подорвался бы, но все же уцелел, Макаров остался бы жив и продолжил бы командовать 1-й ТОЭ?
      Можно ли рассчитывать на то, что эскадра под его командованием действовала бы более активно и поборолась бы с японцами за господство на море? Каким бы мог быть результат кампании? Сказать, что японцы на голову превосходили 1-ю ТОЭ по технике или по боевой подготовке - так нет же, превосходство если и имело место быть, но оно не имели такого уж катастрофического характера. Генеральное сражение в Желтом море показало, что все было не так чтобы уж и очень плохо - русские хорошо держали удар, и неплохо при этом отвечали японцам. Того если и выиграл это сражение - то чисто по очкам, вовсе не нокаутом, и еще не ясно, что было бы, если бы не удачное попадание в "Цесаревич". А теперь представим себе, что на месте Витгефта был Макаров...
      В общем, складывается впечатление, что гибель Макарова - эта та самая трагическая случайность, та самая точка бифуркации, после которой все развивалось по наихудшему сценарию. Адмирал мог если не добиться победы, то, по крайней мере, сделать поражение не столь тяжелым и серьезно затруднить жизнь Того и микадо. Но, увы, этого не случилось а подобрать адмирала на пост командующего осиротевшей 1-й ТОЭ, который смог бы вдохнуть в нее жизнь, "наверху" так и не смогли. Общий итог хорошо известен.

scale_1200


Басманов_старшой

Делиться надо...

       В 1572 г. Девлет-Гирей второй раз сходил под Москву, но, скажем мягко, не слишком удачно - шел за шерстью, а вернулся несколько постриженным. И вот по возвращению домой он пишет своему московскому "брату", что де "мне ведомо, что у царя и великого князя (ишь ты, как заговорил - "у царя и великого князя" - Thor) земля велика и людей много (что есть, то есть - истинно так, и земли много, и людей - не то что в Крымском юрте - Thor): в длину земле его ход - девять месяц, а поперег - шесть месяц". А потому, продолжал хан, не будет ли царь и великий князь так любезен и не передаст ли он мне Астрахань и Казань - у него не убудет от того, "хотя мне те городы и даст, и у него и опричь того городов много", истинный полумесяц мамою клянусь , ведь "землю деи яз его видел".
      Да и вообще, продолжал Девлет-Гирей, в старые добрые времена "Магметъ-Кирей царь Оку перешедчи, ночевал три ночи, а на четвертый день назад поворотил, и туто слава его велика. А яз деи деда своего и прадеда ныне зделал лутчи", а потому за его великие подвиги не будет ли царь и великий князь отдать ему Астрахань и Казань в придачу?
      А еще есть у меня, писал дальше царь, веский довод в пользу того, чтобы московский "брат" поделился - "не даст Казани и Астрахани и он был дал одну Асторохань для того, что ему (хану то есть - Thor) сором от брата своего от Турского, что он с царем и великим князем воюетца, а ни Казани, ни Асторохани не возметъ" (а и в самом деле - позор жи есть и срам имам, воюет и воюет, и сечет и в полон берет чуть ни сотнями тысяч, а ни Казани тебе, ни Астрахани. Абыдна, да. Thor).
      И чтобы уж совсем склонить "брата" своего к мысли насчет поделиться, крымский "царь" намекнул: "И толко деи царь и великий князь даст мне Асторохань, и яз до смерти на царевы и великого князя земли ходити не стану", а все потому, что "голоден деи не буду: с левую деи мне сторону - Литовъской, а з другую сторону - черкасы (сиречь кавказские горцы - Thor), и яз деи стану тех воевати. Тамо деи яз и сытее того буду, ходу деи моего в те земли толко два месяца - и назад буду".
      И вообще, я, писал дальше хан, рад буду даже самым маленьким поминкам - "поминки, каковы мне брат мой царь и великий князь вперед ни пришлет, и яз на брата своего не гневаюсь", и даже больше того, "чего у меня брат мой попросит, и яз против не стою".
      В общем, такая вот слезница вышла у Девлет-Гирея после Молодей, переданная его послом Ивану Грозному. А что ответил на нее Иван? А об этом - в следующий раз...

f8c6ea496f38d11c6507dd308a5539ef


могучий Нао

От чего вымерли динозавры?

       Впрочем, и не только они - пермо-триасовое вымирание по своим масштабам мел-палеогеновое превзошло многократно. Так от чего же - ответ дают наши ученые:
      Если спросить об этом у неспециалиста, интересующегося вопросом, он с наибольшей вероятностью ответит, что динозавров погубил астероид, упавший 66 млн лет назад. Про астероид все слышали, но то, что практически в то же время произошла другая глобальная катастрофа — мощнейшая серия извержений вулканов (Деканские траппы), знает гораздо меньше народа. Если же провести голосование среди специалистов, указав разные варианты: «астероид», «вулканизм», «экологические причины», и попросить выбрать основной, то, как и среди широкой публики, в настоящий момент выиграет ответ «астероид». Астероидный и вулканический сценарии можно объединить в катастрофический. Но существует и альтернатива: экологический сценарий. То есть основная причина вымирания — перемены в биосфере, а астероид или вулканы — лишь триггер. Собственно, примерно такой вопрос (катастрофа или экология?) был задан в «Фейсбуке». Большинство ответивших заявили, что побеждают катастрофисты, причем именно сторонники импактной (астероидной) гипотезы. Особенно впечатляют статьи с подобными заголовками: «Asteroid impact, not volcanism, caused the end-Cretaceous dinosaur extinction» («Падение астероида а не вулканизм вызвало позднемеловое вымирание динозавров»)...

185152_photo-Kopirovat


Нестор

14 лет тому назад...

       Нашел на флешке старый материал, написанный в 2007 г. - про события 1240-1242 гг. и то, что им предшествовало. А пускай будет здесь - своего рода воспоминания о былом.
      Итак, хроника событий с краткими комментариями-реконструкций, часть 1-я.
      1228 г. – конфликт псковичей с новгородским князем Ярославом Всеволдичем. Как следствие (?) этого конфликта – срочное замирение псковичей с Ригой, заключение с ней союза и разрыв союза с Новгородом. Причины – в летописях два варианта: Ярослав готовился к походу на Ригу, и псковичи не хотели в нем участвовать, не желая более довольствоваться ролью «младшего брата» в союзе с Новгородом и буфера между «немцами» и Новгородом. Кроме того, они полагали, что поход направлен не на Ригу, а на Псков. Ярослав же, по другой версии, заявил. что его оболгали – кто? Возможно, что это было сделано новгородской антисуздальской боярской группировкой.
      1232 г. – псковичи поддержали противников Ярослава, которые, в свою очередь, нашли поддержку у врага Ярослава черниговского князя Михаила.
      1233 г. – замирение псковичей с Ярославом, но при сохранении прежней дистанции от Новгорода. судя по всему, договор с Ригой был сохранен. Во всяком случае, летописи ничего не сообщают о разрыве этого договора.
      1236/1237 гг. – неудачный поход Ордена, рижан, чуди и псковичей (тех самых 200 мужей псковских) на Литву. Гибель псковского отряда. Новгородская летопись с сожалением констатировала этот факт – очевидно, подразумевая, что псковичи совершили ошибку, отказавшись от прежнего союза с Новгородом и переориентировавшись на Ригу.
      1239 г. – очевидно, как следствие этого похода, сражение между псковичами и литовцами на Камне, новое поражение псковичей. Примечательно, что в этом сражении псковичи участвовали одни, без союзников. Два тяжелых поражения неизбежно должны были вызвать у псковского вече вполне обоснованную тревогу за сохранение своей независимости от Новгорода. В принципе, не вызывает сомнения, что борьба двух партий, «проновгородско-просуздальской» и «прорижской» на псковском вече продолжается.
      1240 г. – князь Ярослав Владимирович во главе соединенного войска «немцев, медвежан, юрьевцев и вельядцев» (очевидно, что была и его собственная дружина) взял Изборск. Псковичи немедленно снарядили войско во главе с воеводой Гаврилой Гориславичем на помощь своему пригород, но были наголову разгромлены 16 сентября того же года. Потери псковской рати составили 600 «мужей» (по сообщению Рифмованной хроники – 800), многие псковичи попали в плен. Налицо военная катастрофа – потерять 600 ратников не шутка в то время. Военная мощь серьезно подорвана тремя последовательными поражениями (надо полагать, что общие потери Пскова составил до 1000 ратных людей).
      Немцы (и, возможно князь Ярослав), развивая успех, подступили к стенам Пскова и стояли под ними неделю, попутно опустошая и грабя псковские пригороды и села. Затем они были вынуждены отступить. После этого, очевидно, в Пскове происходят бурные события, в результате которых часть псковичей вместе с семьями бежали в Новгород. Кто бежал – исходя из контекста событий, надо полагать, что это были противники «немецкой» партии. Примечательно. что летопись сообщает о том, что бежали «инии» псковичи – т.е. меньшая часть, следовательно, остались те, кого не пугали связи с Ригой и «немцами». Перевес на вече получает «немецкая» партия. Осознавая, что ослабленный серией военных неудач и внутренними политическими неурядицами, Псков может не сохранить свою независимость от Новгорода, вече решает, что переход под власть «немцев» будет меньшим злом. Возможно, что свою роль сыграла неспособность Пскова защитить свои владения от немецкого разорения и нежелание Новгорода идти на помощь Пскову (что было бы в высшей мере странным), а также опасения за судьбу своих сограждан, оказавшихся в руках немцев.
      Итак, немецкое войско снова подступает к стенам Пскова и готовится к штурму города. Не дожидаясь его, вече вступает в переговоры с немцами. Посредников в этих переговорах выступает, согласно Рифмованной хронике, некий псковский князь Герпольт (И.П. Шаскольский отождествляет его с Ярославом Владимировичем). Итог переговоров известен – Псков открыл ворота. Примечательно, что летопись говорит – «перевет» с немцами держали не какие-то отдельные представители псковской общины, а «псковичи», т.е. сама городская община. Судя по всему, переговоры удовлетворили обе стороны – «немцы» избежали кровопролитного штурма (что при их ограниченных ресурсах было нежелательно), а псковичи сохранили свои «животы», и, что самое главное, свои порядки. Судя по всему, договор с Ригой был дополнен каким-то соглашением между псковичами и Орденом и Дерптом, видимо, о союзе, имевшем антиновгородскую и антилитовскую направленность. Псковичи сохранили внутреннюю независимость и порядки, самоуправление, избрали нового посадника – того самого Твердилу Иванковича, но согласились на определенную вассальную зависимость от Ордена. Для контроля за их действиями в Пскове остались два орденских брата-фогта и небольшой гарнизон. Однако ясно, что этот контроль был действенным только при наличии доброй воли со стороны самих псковичей (на это указывает и сожаление Рифмованной хроники на явную недостаточность сил, оставленных в Пскове).
      В общем, можно предположить, что Псков добровольно согласился признать власть Ордена над собой в обмен на защиту от Новгорода и сохранение земского самоуправления. Как свидетельство удовлетворенности псковского вече достигнутым соглашением можно рассматривать летописное свидетельство об участии псковичей в предпринятом «немцами» вторжении в новгородские земли в конце 1240- начале 1241 г. и опустошении новгородских земель и их чудских и водских союзников. Можно также предположить, что псковичи участвовали в возведении крепости Копорье. 1-й акт драмы был разыгран.

1505295468_1.-_fyv3


      А впереди - Тулса Дум на лихом коне!

      To be continued.

Нестор

Чумная повесть-2

       Продолжим печальную повесть про "Черную смерть" в Русской земле.
      В предыдущей части разговор шел о том, что эпидемия опустошили русский Северо-Запад. О том, куда направилась болезнь дальше, русские летописи умалчивают –московские летописи, равно великокняжеские и митрополичьи, не содержат никаких сведений на этот счет. Однако есть все основания утверждать, что весной 1353 г. болезнь уже была в Москве. 11 марта 1353 г. от нее, очевидно, скончался митрополит Феогност, став вторым высокопоставленным клириком, жизнь которого была унесена болезнью. Вслед за этим беда пришла в дом великого князя – на той же неделе, вслед за митрополитом, согласно летописи, умерли два сына Семена Ивановича, Семен Семенович, которому было чуть больше месяца, и 2-летний Иван. Сам великий князь скончался от чумы 26 апреля, а 6 июня того же года умер и его брат Андрей, удельный князь Серпуховской. Младший брат Семена Иван, отец Дмитрия Донского, выжил, вскоре после смерти брата он отъехал в Орду «спираться» о великом княжении в ханской ставке, и вернулся домой уже зимой, на Крещение, когда, судя по всему, эпидемия в Москве уже угасла.
      Похоже, что Семен и Андрей Ивановичи не были единственными представителями княжеских фамилий рода Рюриковичей, которые скончались от эпидемии и ее последствий в эти годы. «В лето 6862» (т.е. в 1354/1355 г.) умер князь Дмитрий Федорович Стародубский, а затем, по осени – Константин Васильевич Суздальский. Вероятно, от чумы скончался в 6864 году (т.е. 1356/1357 г.) епископ Ростовский Иван, и, принимая во внимание тот факт, что в том же году митрополит Алексий поставил епископов в Ростове, в Рязани, в Смоленске и в Сарае, можно предположить, что и здесь образование вакантных кафедр связано было с последствиями чумы. Это позволяет нам очертить и круг затронутых 1-й волной чумы в 1352-1355 гг. русских городов и волостей – помимо Новгорода и Пскова с их пригородами, эпидемия поразила Москву, Нижний Новгород, Стародуб, Ростов, Суздаль, Рязань, Смоленск. Позднейшая Никоновская летопись добавляет к этому скорбному списку также Белоозеро (причем, если верить составителю летописи, в Белоозере вымерло все население поголовно), Киев и Чернигов. В летописях не упоминается, поразила ли болезнь Тверь и прилегающие к ней волости, однако, учитывая, что главная дорога, связывавшая Москву с Новгородом, пролегала через Тверь, болезнь не могла не протий мимо и этого города. И поскольку с Ливонией, откуда, очевидно, чума попала во Псков, тесно сотрудничал и торговал Полоцк, то и Полоцк не мог не быть затронут эпидемией (кстати говоря, вполне вероятно, что и в Смоленск болезнь пришла через Полоцк из Ливонии – торговые связи Смоленска с Ливонией сложились еще в домонгольскую эпоху).
      Подведем промежуточный итог. Первая волна «Черной смерти» пришла в русские земли во весен 1352 г. и в течении по меньшей мере двух лет опустошала ее города и волости – вне зависимости от того, под чьей властью они тогда находились – русских ли князей или же литовских. На наш взгляд, первоисточником ее стала Ливония, прежде всего надо полагать, главные ее торговые города – Рига, Дерпт и Ревель. Оттуда чума попала в Псков и Полоцк и дальше распространилась по северо-восточной и юго-восточной Руси. Круг замкнулся – отсюда чума ушла в Поволжье и в Степь и там на время притихла. Но ненадолго. Очень скоро на Европу, а затем и на Русь обрушилась вторая волна мора.
      Начало этого мора датируется, судя по сведениям из псковской летописной традиции, 6868 годом (1360/1361 г.). «Бысть въ Плескове вторыя моръ зело», – записал летописец, и добавил дальше: «Бяше бо тогда се знамение: егда комоу где выложится железа, то вскоре оумирахоу мнози тою болезнью». Исходя из этого свидетельства, можно с высокой степенью уверенности предположить, что на этот раз Псков встретился с бубонной чумой. От этой вспышки скончался доблестный изборский и псковский князь Евстафий, успешно неоднократно воевавший и с ливонцами, и с литовцами, и два его сына – Карп и Алексей.
      Стоит заметить, что эта вспышка. кажется, не носила столь сокрушительного характера, чем предыдущая, и, похоже, за пределы Пскова не вышла или, во всяком случае, повального мора в других городах и волостях на этот раз не случилось. Во всяком случае, новгородская летописная традиция сообщает, что по молению псковичей новгородский архиепископ Алексий приехал во Псков, «благослови их (т.е. псковичей – Авт.) и город Пьсков съ кресты обходи, и литургии три совръши, прииха в Новъград, а плесковицамъ оттоле нача бывати милость божиа, и преста моръ». Стоит ли понимать сожаление псковского книжника, который под 6876 годом (1366/1367 г.) записал, что на протяжении пяти лет «ноужно бяше людеи много и болезньми и мором и бедами многыми ратными», как указание на то, чума не покидала город и его окрестности на протяжении последующих пяти лет?
      Псковский случай стал предвестником пришествия вспышки чумы более серьезного и смертоносного масштаба. Но об этой новой волне чумы - в следующем посте.

3884_original


могучий Нао

Еще одно чудо-юдо беззаконное!

Собака Калин-царь

Свет погасшей звезды

доходит до Земли очень и очень нескоро - чем больше световых лет отделяют ее от нашего шарика, тем дольше он будет до нас добираться. И вот звезда еще светит на нашем небосклоне, а ее на самом деле уже нет, потухла.
       К чему это философское введение? А вот к чему. В 1501 г. хан Большой Орды Шейх-Ахмед, сын того самого Ахмата, который потерпел неудачу в стоянии на Угре в 1480 г. и вскоре после этого потерял и власть, и голову, пишет своему "брату", великому литовскому князю Александру Казимировичу, что «Ино тепер вам то зведомо было, што жъ Михайло Тферский мой холоп был, ино я его хочу на его отъчыну опять князем вчынити» (т.е., ставит его в известность, что своего холопа великого князя тверского Михаила Борисовича, посадить обратно на отцовский стол, с которого он был свергнут Иваном III за полтора десятилетия до этого).
       Эта претензия (ага, как в старые добрые времена - "ты волен в своем улусе, кого въсхощешъ жаловати на твоеи воле") на политическое верховенство в Восточной Европе и, соответственно, на право распоряжаться улусами, сажать или снимать в них князей, и есть тот самый свет погасшей звезды. Большая Орда - не Золотая Орда, чья звезда давно закатилась. Впрочем, и сама Большая Орда хоть и считалась "престольным владением", в 1501 г. переживала, гм, не самые лучшие времена - жить ей осталось всего ничего. И года не пройдет, как крымский "царь" Менгли-Гирей нанесет решающее поражение Шейх-Ахмеду, захватит его ставку и его улусы, а сам претендент на золотоордынское величие и наследие бежит в Литву, где и окажется то ли в гостях, то ли в золотой клетке на много лет. Но какова же, однако, сила традиция - даже в этот критический момент хан Большой Орды продолжает мыслить прежними имперскими категориями и мечтает о том, как он будет распоряжаться улусами и раздавать ярлыки...

татарский хан