Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Нестор

А пацаны-то и не знали...

       Оказывается, "Центрполиграф" переиздал две мои книги - про центурионов тиранновых и про Ливонскую войну

4578098


cover1


      Я так понимаю, что по содержанию они тождественны первому изданию лохматого 2017 года.

DSC4101


2612438_detail


      Как давно это было - еще в те времена, когда ходи-ходи хоть и жрали летучих мышей, но все как-то обходилось без эксцессов... В общем, кто не успел купить тогда - можно приобрести сейчас, поддержать автора - а он, в свою очередь, обязуется написать еще что-нибудь из той эпохи (и, даст Бог, к весне будет!).
      P.S. Нынешнее оформление чем-то поинтереснее будет, чем предыдущее.

Басманов_старшой

Трупами завалили...

       Нет, это не то, что вы подумали - это про Первую мировую, про результаты двух вторжений русских войск в Восточную Пруссию в кампанию 1914 г.

product_img_3566


      С.Г. Нелипович пишет, что в боях за Восточную Пруссию в августе-октябре 1914 г. участвовало с обеих сторон более 1220 тыс. человек, из которых было убито, ранено, пропало без вести или пленено 433,5 тыс. человек (341884 с русской и 91979 с германской стороны)...
      Неплохое такое выходит соотношение потерь - почти 3,5 к 1 в пользу немцев. И это, опять же, в начале войны, когда русская армия была как будто неплохо подготовлена и укомплектована кадровыми военнослужащими, а не ополченцами. Отметим, что в русские потери входят больше 180 тыс. пропавших без вести, большая часть из которых - пленные.

Tommy

Чарли-с-хвоста

186556604_4615582931791120_1738680412123612801_n

       Ну и стих про него - по ссылке

       P.S. Да, я знаю, что в балладе речь идет о "Летающей крепости" и ее стрелке, а тут - англичанин с "Ланкастера", но это детали, которые сути дела не меняют.

Собака Калин-царь

Gegen Demokraten helfen nur Soldaten

       Но и против роялистов зольдатен очень даже неплохо хельфен. Преодолеваю сейчас внушительный томик "Короля без королевства" Д.Ю. Бовыкина.

3864948_600


      И добрался сейчас до событий сентября 1797 г., когда в результате государственного переворота 18 фрюктидора надежды роялистов прийти к власти конституционным, легальным, через выборы, путем провалились.
      А ведь как все начиналось хорошо. Плоды революции оказались ужасно несъедобны, и среди французов существенно выросли монархистские настроения. Нет, не то чтобы французы вдруг возжелали вернуть Ancien Régime во всей его первозданной целости и сохранности - нет, скорее шла речь о ностальгии по старым добрым временам, когда и трава была зеленее, и воздух слаще, и вода вкуснее, и порядок был, и стабильность и вроде бы как даже хлеба хватало. В общем, "Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому ещё дородности Ивана Павловича...".
      Эта ностальгия и неприятие революционного бардака породили у роялистов и во Франции, и за ее пределами определенные надежды на переход власти в руки королевской партии и возвращение Людовика XVIII на престол без помощи иностранцев (а этого роялисты - вменяемые, во всяком случае - очень не хотели, прекрасно поминая, что реставрация на иноземных штыках мало того, чтобы будет плохо воспринята во Франции, так еще и союзнички потребуют компенсаций, и еще неясно, где эти и чем компенсации закончатся). Небольшой, почти что призрачный но все же шанс на такой поворот событий появился весной 1797 г., когда роялистам удалось сформировать в Законодательном собрании внушительную фракцию, настроенную промонархистки. Считается, что из 730 депутатов в обеих палатах собрания роялистами в той или иной степени могли считаться 330. Казалось, еще немного, еще чуть-чуть, и все, реставрация совершится...
      Ан нет. С одной стороны, армия сохраняла свой республиканский дух (впрочем, и не такой уж он и был республиканский, скорее стоит вести речь о вере в своих генералов, а вот генералы верили во что-то другое - каждый по своему). С другой стороны, как пишет сам автор книги, "антиреспубликанский государственный переворот мог стать реальностью, только если бы сторону заговорщиков принял бы либо Законодательный корпус, либо правительство". Это так, но я бы добавил сюда самую важную силу - те самые штыки, на которых хотя и нельзя долго сидеть, но вот прийти к власти - очень даже можно. В итоге монархисты, понадеявшись, что такие люди, как Баррас, останутся верны собственной конституции, проиграли. Баррас просто перевернул шахматную доску, и все, наплевав на конституцию, на закон и на вот это вот все. У него была шпага, а у роялистов, кроме веры в закон и в конституцию - нет.
      В общем, "болтовня убьет роялистов так же, как и Революцию" - писал граф де Рошкот, а тов. Мао добавлял к этому, что "винтовка рождает власть". Увы, роялисты понадеялись на силу Закона, не имея в руках винтовки (ну или шпаги, на худой случай), и в итоге проиграли даже тот небольшой (который не получка и не аванс) шанс если и не вернуть все взад (Людовик XVIII уж точно не собирался возвращать все взад в точности, как это было при его брате злосчастном), то, во всяком случае, попробовать восстановить монархию в новом качестве. Есть ли тут мораль - некоторым образом есть. Как говорил один американский президент, именем которого назвали плюшевого медведа, "говори тихо, но имей за спиной большую дубину". Ну или такой вариант - он тоже пойдет:



      А если нет у тебя большой дубины и не не храбрый и не сильный, не можешь сесть на коня - не стоит и начинать.

Иван Грозный

Три облика Tyrann'a

       Эпиграфом к книге Ч. Гальперина о Иване Грозном

p4GVFJPRkSIu8Xk6J1NZfGxzPeJ2Laqi


      служит любопытное выражение:
      
Each man is three men:
      who he thinks he is,
      who others think he is,
      and who he really is...


      Думаю, что в переводе они не нуждаются - и так все предельно прозрачно и ясно. В нашем случае есть три Ивана (а не два, как у душки Карамзина) - Иван такой, каким он предстает перед нами из его посланий; другой Иван - тот самый Terrible, нарисованный "интуристами" и князинькой-бегуном (догадываетесь, о ком это я?); ну и третий Иван - это реальный Иван, какой он был на самом деле (а вот про этого Ивана никто толком так и не знает и не понимает, кто он и каков он, до сих пор, впрочем, тоже самое можно сказать и о первом Иване - их обоих заслонил собой образ кровавого Tyrann'a. Удобный, кстати, персонаж - на него все свалить можно, и он все вынесет и не станет возражать, потому что покойник).

Нестор

То, да не то...

       Хорошая новость - завершился очередной проект, и благополучно:

2837420_detail


      Эта версия истории Ливонской войны 1558-1561 гг. одновременно и та, и не та. Да, это снова история той самой Ливонской войны Terribl'я, но она отличается от предыдущего варианта. Та, первая история этого конфликта представляет собой сокращенный вариант исходной рукописи, которую пришлось кое-где урезать и упростить. Эта история - более полный вариант исходного текста (хотя тоже несколько упрощенный). В него вошли доработанные и подредактированные тексты, прежде публиковавшиеся на Warspot'e, так что это, можно сказать, двоюродный брат, кузен, предыдущего рассказа 18-го года, с новыми главами и сюжетами. В общем, прошу любить и жаловать!
      P.S. 8-я по счету книжка, если не считать двух. опубликованных в Польше.
      P.P.S. Книга уже есть в продаже в "Читай-городе" и в "Лабиринте". Считайте это рекламным постом!

Басманов_старшой

"Интеллектуальный алкоголизм"...

      Ну вот и завершились новогодние каникулы (надо сказать, что против ожидания, вышли они довольно бурными - обычно неделя после 1-го тихая и спокойная, а тут такое ощущение, что 2020-й год никуда и не ушел - он с нами). Начинаем новую рабочую неделю и вот, по ходу дела, собирал материалы к семинару и вспомнил про прочитанную давно статью А.И. Филюшкина и одно место в ней, которое и процитирую:

      Под влиянием постмодернистов и других новых направлений исследовательской мысли (в частности, микроистории) история все больше сближается с литературой. По удачному выражению Роже Шартье, историки осознали тот факт, что их дискурс, каким бы он ни был по форме, - все еще повествование, понимаемое в духе Аристотеля как "выявление интриги представляемых действий". И на их труды распространяются фундаментальные принципы всякого повествования, общие и для истории, и для беллетристики. Во многом применением литературных форм изложения материала, гораздо более выигрышных для читателя, чем сухой стиль фундаментальной исторической монографии, и объясняется рост популярности постмодернизма. К тому же, как отмечено Тадеушем Буксинским, сторонники данного направления в своей критике предшественников буквально сыплют афоризмами, ироническими высказываниями, красивыми логическими парадоксами и даже анекдотами, чем привлекают читателя. Постмодернизм дарит чувство контроля над миром путем того, что автор и читатель как бы сами создают объекты своего изучения, творят историю, ощущают себя демиургами.
      Рост популярности постмодернизма Ф. Анкерсмит назвал "интеллектуальным алкоголизмом": в современной историографии получили распространение произведения, претендующие на то, чтобы быть "последним интеллектуальным глотком". Они обещают поднять нас до высот знания, но на самом деле приводят к состоянию хаоса, порожденному чрезмерной узостью специализации авторов и явным перепроизводством их сочинений...


      А вспомнилась эта цитата в связи с тем, что в последнее время как-то нахлынуло - с одной стороны всякого рода "последние интеллектуальные глотки", которые не только не раскрывают проблемы, а вносят в нее еще большую путаницу и действительный хаос. Вот и пример такой есть - как раз закончил его, пример этот, читать на неделе - "Против зерна"

scott-protiv-zerna


      Автор претендует на тот самый "последний интеллектуальный глоток", но вот по прочтению возникает вопрос - а для кого, собственно, эта книга предназначена? Кто является ее адресатом и главным читателем? В общем, странная такая книга, хайповая, но неглубокая.
      С другой стороны, стремительно развивается жанр видеолекций и т.п. способов донесения до широких масс исторического знания. Как к этому относиться? С одной стороны, как будто все правильно - историки вышли из своей башни из слоновой кости и занялись литературной поденщиной, неся историческое знание в популярной форме в массы. Хорошо это? Как будто да. Но, с другой стороны, не покидает ощущение, что это жанр ест ничто иное, как исторический фастфуд, доширак (звучит вполне себе по постмодернистски - "доширак-история"). Нет, если мы воспринимаем историю как чтиво, приятное времяпровождение и (о, как это важно для маленького человечка!) возможность ощутить себя этаким сверхчеловеком, встать на одну доску с мэтром - то да, это все замечательно и отлично.
      Нужна ли такая история фор думми? Видимо, да, веление времени, когда всякое мнение имеет значение, и мнение профессионала равно мнению школоты (см. эффект Даннинга-Крюгера). Но, с другой стороны, если мы считаем историю наукой, то и отношение к ней должно быть соответствующим. В истории, как и в математике, нет царского пути. И, в таком случае, видеолекция - профанация и пустая трата времени. Нужен текст, с которым можно вдумчиво и не торопясь, шаг за шагом, поработать, обдумывая и анализируя каждую фразу и каждое слово, вникая в контекст и подтекст, сопоставляя с тем, что знаешь, выстраивая логические цепочки и связи, проводя аналогии и создавая свой текст.
      В общем, все как то выстраивается ну в том порядке, в каком должно. И, похоже, что "доширак-история" обречена на успех, а вот настоящая история вынуждена будет замкнуться в башне из слоновой кости, оставаясь достоянием для избранных в надвигающихся Темных веках... Впрочем, это уже было в прошлом, так что ничего нового и необычного.

Басманов_старшой

Жертва аберрации

      Ну вот, наступил долгожданный 21-й год. Между прочим, 20-й год нового столетия - а ведь вроде бы как совсем недавно оно начиналось, XXI столетие, а уже пятая его часть прошла.
      С утра зашел в Сеть, глянул - скучно, товарищи-господа-братья! Скучно и однообразно - впрочем, как и всегда 1-го января. Лучик света в темном царстве - вспомнили про Илию Муромца, славного русского богатыря, точнее, первобогатыря, самого богатырского из всех. И по ходу дела я вспомнил про балладу А.К. Толстого "Змей Тугарин", а в ней есть такие слова, произнесенные сим Змеем:

      Певец продолжает: «И время придет,
      Уступит наш хан христианам,
      И снова подымется русский народ,
      И землю единый из вас соберет,
      Но сам же над ней станет ханом.

      И в тереме будет сидеть он своем,
      Подобен кумиру средь храма,
      И будет он спины вам бить батожьем,
      А вы ему стукать да стукать челом —
      Ой срама, ой горького срама!»
...

      Но тот продолжает, осклабивши пасть:
      «Обычай вы наш переймете,
      На честь вы поруху научитесь класть,
      И вот, наглотавшись татарщины всласть,
      Вы Русью ее назовете!

      И с честной поссоритесь вы стариной,
      И, предкам великим на сором,
      Не слушая голоса крови родной,
      Вы скажете: „Станем к варягам спиной,
      Лицом повернемся к обдорам!”»...

      Характерный пример негативного отношения к московской Руси ( а там еще и обязательный реверанс в сторону Новгорода есть), прочно утвердившийся в коллективном бессознательном сперва "просвещенной" публики, а затем, с ее подачи - и в общественном мнении вообще, причем настолько прочно, что и по сей день московская Русь се также выглядит неким таким Мордором, царством мрака, печали и лапотности с тотальным холопством и азиатчиной. Надо ли говорить о том, что эта несусальная картинка столь же далека от реальности, как Проксима Центавра от Земли? А вот поди ж ты, жив курилка, и даже очень жив...

толст


Басманов_старшой

(no subject)

       В драме А.С. Пушкина «Борис Годунов» есть примечательный диалог между воеводой юного царя Федора Годунова Петром Басмановым и сторонником Лжедмитрия I Гаврилой Пушкиным. Басманов в разговоре с Пушкиным заявил, что власть Годунова незыблема, поскольку на его стороне войско. Ответом воеводе стали следующие слова, произнесенные Пушкиным:
      «Но знаешь ли, чем сильны мы, Басманов? Не войском, нет, не польскою помогою, А мнением; да! Мнением народным. Димитрия ты помнишь торжество И мирные его завоеванья, Когда везде без выстрела ему послушные сдавались города. А воевод упрямых чернь вязала? Ты видел сам, охотно ль ваши рати Сражались с ним…».
      Случайно ли мы обратили внимание на эту фразу? Нет, не случайно. Великий русский поэт, не будучи историком и не владея теми навыками и тем объемом знаний, которые положены современному специалисту, занимающему историей Русского государства и его институтов в раннее Новое время, тем не менее, интуитивно нашел и в образной форме выразил одно из важнейших качеств (или характерных черт?) раннемодерных государств. Легитимность, законность верховной власти в раннемодерных государств основывалась не только на насилии со стороны верховной власти, более или менее упорядоченном посредством систематизации и кодификации права и совершенствованием административных и судебных практик. Нет, не менее, если не более (во всяком случае, на ранних этапах) значимым компонентом ее было то доверие, которое поданные были готовы оказывать власти, если она отвечала господствующим в общественном мнении взглядам на то, какой должна быть «правильная», а, значит, и законная, легитимная власть.
      Раннемодерная Россия не была исключением в этом ряду.Отказывая верховной власти в легитимности как несоответствующей этим требованиям, общество тем самым ставило под вопрос само существование ее, и печальная судьба что династии Годуновых (скоропостижная смерть Бориса Годунова ускорила ее падение – его сын Федор не сумел удержать власть в своих руках и был задушен в ходе дворцового переворота), что самого Лжедмитрия I (также свергнутого в результате дворцового переворота), что сменившего Лжедмитрия Василия Шуйского только подтверждает эти наблюдения. Напротив, именно доверие, оказанное «землей» на Земском соборе 1613 г. Михаилу Романову и его «партии», позволило новой династии закрепиться на троне и удержаться на нем 304 года.

65efcb48-9cd5-9e3c-2312-6cc40fec3dbd


Нестор

О потерях "Лейбштандарта" под Прохоровкой

       Оставлю ссылку здесь - пригодится на почитать:
       12 июля панцергренадерская дивизия СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» ввела в бой 79-80 танков (из которых 23 Pz-IV были отремонтированы за 11–12 июля), а также 23 StuG-III. То есть всего 102-103 эффективные бронеединицы.
       Когда вечером 12 июля SS-PzGrD «LSSAH» вышла из боя, у неё не было ни одного боеспособного Pz-III, ни одного боеспособного «Тигра», а из Pz-IV драться могли 29 танков. Получше обстояло со StuG-III — из 23 машин на ходу остались 17.
       Соответственно, 12 июля восемь единиц бронетехники было уничтожено, ещё семь требовали длительного ремонта и 39 танков — ремонта сроком менее шести дней. В целом сумма потерь составляет 54 танка и штурмовых орудия из 102-103 танков и StuG-III, введённых немцами в сражение 12 июля 1943 года


123


       Жаль только, что нет не то что ссылок, но даже указания на литературу, использованной при написании этой статьи.