?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Недепресняшка

       Есть книжки-депресняшки, читая которые, впадаешь в уныние и понимаешь, что все вокруг - лишь тлн и бзсхднст (ну вот к примеру, серия книг В. Мосунова о действиях советских войск в попытках прорвать блокаду Ленинграда или недавняя книга про "Китайщину" В. Карасева), а есть другие, которые в депрессуху не вгоняют, даже несмотря на в общем и в целом печальный итог, тем не менее не служат поводом для того, чтобы впасть в черную меланхолию и полностью разочароваться в этом мире. К примеру, это книга из той же серии "Война и мы" М. Фоменко про оборону Калинина:

700


       Прочтение ее оставляет осадок этакой печали, и грусти, однако эта грусть-печаль-тоска отнюдь не черного цвета, скорее стоит вести речь о том, что Вс. Вишневский назвал бы "оптимистической трагедией". Немцы взяли Калинин, причем взяли его, что называется, "изгоном", но затем им пришлось отражать атаки советских войск, причем отражать на последнем напряжении сил, когда реально порой возникает ощущение, что исход сражения решает ввод в бой последнего батальона или роты. Конечно, порядок бьет класс, а с нашей стороны даже и класса не было, и в книге достаточно примеров того, как неумелость и неповоротливость со стороны советских войск не позволяли им развить достигнутый успех и вели лишь к излишним потерям. Однако в общем и в целом книга не оставляет такого гнетущего впечатления, нежели "Китайщина" в исполнении войск Западного фронта к северо-западу от Москвы, под Яхромой и Солнечногорском. Да и читается книга легче, чем работа В. Карасева - слог легче и текст воспринимается проще. Не Хастингс, конечно, но ближе к нему, чем Карасев.
       Книга не лишена недостатков, конечно - она четко делится на две неравномерные по качеству исполнения части. Октябрьские 41-го года бои за Калинин прописаны обстоятельно и подробно, а вот отражение немецкого наступления в ноябре - напротив, как-то вскользь и мимоходом. То ли у автора не хватило запала, то ли материал еще не был в должной мере наработан, то ли еще какая-то причина, но вторая часть выглядит беднее и явно недосказана против первой. Тем не менее, все равно работа стоящая.
       P.S. Почему мне нравится Хастингс и почему я ставлю его как пример образцовой военно-исторической литературы? Сложно сказать, тут ведь еще дело в переводе (который был выполнен в старые добрые времена как надо), но, видимо, тут дело в самом стиле, в манере написания работы - исследование не перенасыщено цифирью, но вместе с тем дает объемное впечатление о сражении и, что особенно привлекает, "населена" живыми людьми. Вот как бы два таких "пика", своего рода "восьмитысячника" в моем персональном рейтинге - "Августовские пушки" Б. Такман и "Операция "Оверлорд" М. Хастингса.

Китайщина

       Намедни завершил чтение "Яхромского моста" В. Карасева.

1569631891_1-m


      Книга оставила тягостные впечатления.Нет, не потому что она плохо написана или из-за проблем с источниками и чем-то подобным. Нет, напротив, здесь все неплохо и очень даже неплохо - автор активно использовал и наши материалы, и немецкие, так что взгляд у него стереоскопический. И не потому печальные ощущения, что я давно уже перестал любить такого рода книги и читаю их лишь по старой памяти и по привычке (описательный военно-исторический нарратив мне в последние годы не по душе - вот такое ощущение есть, и ничего с ним не поделаешь, что нет у нас своего Майкла Хастингса и его "Оверлорда", все никак он не нарождается, хотя вроде бы как книг множество выходит, и хороших и толковых писателей на военно-историческую тематику хватает, а вот - не выходит у мастера Данилы каменный цветок, и все тут. И что ты тут будешь делать?).
      Так в чем же проблема, если не в авторе и не в стиле и не в книге, наконец (сам по себе текст неплох - хотя он и до предела насыщен информацией - всякого рода цифирью, именами, номера частей и соединений и пр., то, что лет двадцать-тридцать назад произвело бы на меня впечатление еще то)? А проблема того же самого характера, что и в прочитанном год назад "Первом штурме Севастополе" А. Неменко - в безблагодатности. Со страниц книги веет какой-то мрачной безысходностью. Верховное командование, Ставка, командование фронтами и порой армиями (хотя здесь похуже все выглядит, чем "этажом" выше) могли принимать самые грамотные решения, но вот с их реализацией обстояло дело плохо, очень плохо, и чем ниже уровень, тем хуже - на тактическом (рота-батальон-полк) вообще можно сказать, что и кошмар (и, если честно, все эти картины живо напомнили мне японо-китайскую войну 1937-1945 гг. - точно такое же несомненное качественное превосходство японских войск над китайскими на тактическом уровне). Немцы без особого труда переигрывали наши войска, нанося им при этом совершенно немыслимые и несусветные потери при минимальных своих.
      Нет, все, конечно, понятно, утрата значительной части тяжелого вооружения в ходе крайне неудачной летне-осенней кампании, острая нехватка боеприпасов - тот фактор, который вынуждал наше командование решать боевые задачи посредством навала и пехоте приходилось штурмовать неприятельские позиции практически в одиночку (ну если только танки могли помочь да изредка авиация), грудью на пулеметы. Но все же - насколько тактически неповоротливо, шаблонно и безграмотно действовали наши командиры на тактическом уровне, и насколько дорогой ценой оплачивался опыт ведения войны! И, что самое обидное - ведь об этих недостатках говорилось, и не раз, на всех уровнях еще до войны - да хоть на тех же совещаниях высшего командного состава при наркоме обороны, но так ничего и не было сделано ни до 37-го, ни после него. Нет, конечно, пытались, но добиться перелома так и не удалось. А в итоге пришлось зимой 41-го, устилая трупами поля Подмосковья, выдавливать немцев с ближних подступов к Москве на дальние...
      P.S. Впрочем, под Москвой наши войска оборонялись все же лучше, чем наступали - по крайней мере, впечатления от их действий в обороне не столь тягостные.

А вот и намек,

о котором шла речь вчера - проектное изображение обложки новой книги:

2019-09-23 в 18.02.24


       Цвет еще может перемениться, содержание - нет.
       P.S. Хронически опаздываю - вот, к примеру, вчера анонс в Сети появился:

71104083_381933902755531_493990542632288256_o


       А я вот застрял на первой главе книги об эпохе Ивана Грозного и все никак не могу сдвинуться вперед с нее. А часы тикают.

      Закончил читать "Модернизацию танковой промышленности" Н. Мельникова.

2644062


      Любопытная работа, надо сказать. Текст, конечно, "не причесан" и хорошая редакторская правка,в особенности литературная, там бы очень сильно не помешала бы, но, по большому счету, не это самое важное. Автор углубляется не в "заклепки" и не интересуется особо толщиной брони в миллиметрах или калибром пушки, но концентрирует свое внимание на особенностях производства - его организации, кадрах, обеспечении производства и кадров материалами, энергией и пр. И картинка,надо сказать, вырисовывается, мрачноватая и местами даже жутковатая, в особенности в конце 41-го - нач. 43-го гг. Кое-что вообще начинает видеться совсем в ином свете, не так, как прежде.
      Характерный пример - почему Т-44 не пошел в производство на Урале, а был переведен в Харьков и там запущен в серию. Автор отмечает, что это было связано с конструктивными особенностями новой боевой машины. Выходит, что уральские заводы не были готовы выпускать более толстую катаную броню в больших объемах (не на сотни, а на тысячи боевых машин) - для этого требовалась масштабная перестройка и переналадка производства, которое вот-вот только что встало на ноги. "Листы толщиной 60 мм и более на тот момент делал только один завод в стране ММК (Магнитка - Thor), - пишет автор, - остальным не позволяла мощность прокатных станов". Отсюда Н. Мельников делает вывод, что для запуска в массовое производство Т-44 на уральских заводах не было возможности из-за отсутствия бронепрокатной базы.

017-ed434de4660a43608deac14fd821d45a


      Аналогичным образом сложилась ситуация и с Т-43. "Снятие с производства Т-34 и начало серийного выпуска Т-43 в 1943 г. означало, что советская металлургия должна почти полностью поменять существующую структуру броневого проката. Тот массив бронелиста, который ранее приходился на Т-34, практически исчезал. А параллельно с организацией выпуска проката для серии ИС необходимо было бы организовать массовое производство броневых листов, толщина которых фактически равнялась параметрам катаной брони старого тяжелого танка". И это тогда, когда более или менее удалось наладить производство брони и выйти из режима непрерывного аврала и штурмовщины. Никто на это не пошел.

0521_asia


      А вот с Т-44 ситуация улучшилась. Харьковский завод был восстановлен, Мариупольский - начал давать броневой прокат (на 1-е января 44-го в Мариуполе функционировал 1 тонколистовой бронепрокатный стан, а к концу года - еще два среднелистовых и один толстолистовой), пусть и не понемногу, но процесс пошел, и выпуск нового танка не влиял на производство пусть и устаревшего, но все-таки отработанного в производстве танка.

нас примет радостно у входа...". Радостно? Или же не очень?
       Вопрос не случаен - получил вот намедни биографию Бенкендорфа (да-да-да, того самого злодея!) Дм. Олейникова и, естественно, быстренько перелистал ее, чтобы составить общее впечатление и поставить в шорт-лист на прочтение.

YADBzLpR


       Несколько живописных штрихов к портрету несостоявшегося русского Наполеона (или Кромвеля? Пожалуй, что Кромвель лучше подойдет - такой же ханжа) - Пестеля, который Павел.

Пестель,_Павел_Иванович,_1824_г


       Автор биографии главного жандарма пишет:
       "Пестель и его единомышленники, «представляя себе живую картину всего счастия, коим бы Россия… тогда пользовалась, входили… в такое восхищение и, сказать можно, восторг», что «готовы были не только согласиться, но и предложить всё то, что содействовать бы могло к полному введению и совершенному укреплению и утверждению сего порядка вещей». Одной из непременных составляющих такого восхитительного будущего было введение диктатуры временного правления на ближайшие 10–15 лет с обязательным подкреплением её мощной тайной полицией, названной «Вышним благочинием». Для Пестеля было совершенно очевидно, что «тайные розыски или шпионство суть… не только позволительное и законное, но даже надёжнейшее и почти, можно сказать, единственное средство, коим Вышнее благочиние поставляется в возможность достигнуть предназначенной ему цели» — охраны правительства «от опасностей, могущих угрожать образу правления, настоящему порядку вещей и самому существованию гражданского общества и государства». «Сия необходимость происходит от усилий зловредных людей содержать свои намерения и деяния в самой глубокой тайне; для открытия которой надлежит употребить подобное же средство, состоящее в тайных розысках».
       Пестелева схема предполагала совершенно спрятать от общества всю систему государственной безопасности: «Вышнее благочиние требует непроницаемой тьмы, и потому должно быть поручено единственно Государственному главе сего приказа, который может оное устраивать посредством канцелярии, особенно для сего предмета при нём находящейся. Государственный глава имеет обязанность учредить Вышнее благочиние таким образом, чтобы оно никакого не имело наружного вида и казалось бы даже совсем не существующим; следовательно, образование канцелярии по сей части должно непременно… быть предоставлено Главе и никому не быть известно, кроме ему одному и верховной власти». Инструментом «Вышнего благочиния» должны были стать «вестники тайных розысков», то есть секретные агенты, собирающие «тайные сведения» относительно «правительства, народа и иностранцев».
       Расчёты численности необходимого для поддержания порядка корпуса жандармов проводились Пестелем на протяжении всего его «законотворчества». В его бумагах постоянно встречаются подробные вычисления, распределявшие блюстителей порядка по всей стране. Пестель прикидывает, зачёркивает, прибавляет — и итоговая цифра постоянно растёт. «Для составления внутренней стражи, — пишет Пестель в бумагах 1817–1819 годов, — думаю я, что 50 000 жандармов будут для всего государства достаточны». Через пару лет количество вырастает до 62 900 человек, а в варианте 1823 года ещё почти удваивается и составляет уже 112 900 жандармов".
       В распоряжении Бенкендорфа, с учетом штатных сотрудников III Отделения и чинов корпуса жандармов, не было и 5 тыс. человек. 5 и 112, да. Свобода, однако.
       P.S. Впрочем, слишком сильно ругать Пестеля за его полицейские наклонности все же не стоит. С отменой крепостного права и утратой помещиками их власти над крестьянами как правительственных агентов численность полицейских структур неизбежно должна была вырасти. Вопрос только в том, насколько.

Шестая пошла!

       Ну вот и дождались - "Янычары" уже в продаже!

67928086_2589525151274687_2326066940763701248_o


       «Янычары» Ивана Грозного: стрелецкое войско во 2-й половине XVI – начале XVII вв.

       Не прошло и года...
       P.S. Если верить статистике на сайте, то за первый день продаж ушло полсотни штук. "Добре, сынку, добре!" (с)

       Есть такой персонаж в нашей истории - Василий Васильевич II, он же Темный.

Ist1_Mosk12


       А и в самом деле, чем не Джоффри? Взошел на престол в юном возрасте, имея на руках дурную наследственность (ходили упорные слухи, преданные Сигизмундом нашим Герберштейном, который наше фсио и который врать не будет, что де Васильевич вовсе не Васильевич, и прижила его евонная матушка не от батюшки, а от проезжего молодца), жесткую, суровую и властолюбивую матушку (всю в своего батюшку - великого князя литовского Витовта. Сынками Господь его не сподобил, ну так зато дочечька Софьюшка, удалась на все 146 % - истинная королевна!) и проблемы с престолонаследованием. Дедушка любимый, Дмитрей Иванович, так хитро сформулировал завещание, что и юный Васенька мог полагать себя великим князем, и дядюшка его, Хранитель Севера удельный князь звенигородский и галицкий Юрий Дмитриевич, тоже мог полагать себя достойным сего венца (по Хуану сомбреро).

1547638174168898324


       И быть бы великой войне за престол, ан нет - великий септон митрополит всея Руси Фотий и дедушка Васеньки, Хранитель Запада и хозяин Бобрового Утеса великий князь литовский Витовт не дали Васеньку в обиду и Юрий, скрепя сердце (и скрипя зубами), был вынужден признать власть нашего Джоффри Васеньки. Но, увы, Фотий и Витовт оказались не вечны и вскорости померли, и понеслось. Хитроумный Мизинец боярин Иван Всеволожский на суде у Великого Кхала хана Золотой Орды Улуг-Мухаммеда перебил аргументы Юрия и добился ярлыка на великое княжение для Васеньки (или таки не добился - темная история, всякое говорят старинные хроники). Казалось бы, вот и сказке конец, да не тут-то было - на свадьбе Васеньки его суровая матушка смертельно оскорбила одного из сыновей Юрия, содрав с него прилюдно драгоценный пояс, якобы принадлежавший дедушке Васеньки.
       И началась война. Правда, дальше сюжет отличается от хорошо известной нам саги. Васенька не умер на свадьбе или от еще чего-то там (яду там или в окошко прыгнул), но повзрослел, возмужал, резко поумнел в конечном итоге вышел победителем из войны, сумев избавиться от всех своих врагов и не только сохранить, но и приумножить свои владения, не доведя их до всеконечного разорения и порухи. Его сын Иван, имея отменные стартовые позиции, довел до конца дело отца и построил (вчерне, доделал начатое им уже внук, другой Иван. тоже Грозный, но под другим номером, 4-м) Русское государство. И если начистоту, то подлинным основателем Русского государства все-таки надо бы считать Василия II, который не слился после жестоких неудач, но выстоял и не только вернул себе власть, и заложил прочный фундамент для последующего строительства своего "господарства".
       P.S. А ведь по аналогии с карамзинско-курбской концепцией "двух Иванов" можно сказать, что у нас есть и другая - "двух Василиев". В самом деле, Васенька в юности и Василий в зрелости и старости - совершенно разные люди. Перековался Васенька, изменился - "Так тяжкий млат, Дробя стекло, кует булат". Недооценили Васеньку ни его враги и соперники, ни его потомки, а зря, очень зря. "Большая ошибка!" (с).

или беда, коль пирога начнет тачать сапожник.
       Старый конь борозды не испортит (хоть может, глубоко и не вспашет, но да это не такая уж и беда). В общем, сейчас с большим удовольствием читаю "Навстречу огню" Доминика Ливена - силен бес, однако!

original


       Дошел сейчас примерно до середины - не оторваться. "Вкусняшек" по тексту разбросано много, но вот об одной не могу сейчас умолчать. Суть ее в том, что обчественное мнение суть зло, нет, не такЪ, а такЪ - Зло. А потому, что оно иррационально по своей сути, живет одним днем (клиповая память), ориентировано на инстинкты и эмоции и само себя возбуждает, накручивает и подогревает (впрочем, а сейчас разве не так? Так, да еще и в превосходной степени). Политические решения должны приниматься на холодную голову, с грубым и циничным расчетом, без привлечения эмоций типа "Ах, братушки славяне страдают! Ах, надо им помочь, нашим православным братьям!Ах, Константинополь, Царьград, крест на святой Софии!" и прочая лабутень. А вопрос, между тем, должен ставиться иначе - страдают? Это, конечно, плохо, но стоят ли кости даже одного померанского гренадера проливать кровь русского солдата и расходовать выжатые из русского рабочего и крестьянина копейки на помощь этим самым братушкам, если Россия от этого не будет иметь ничего, кроме геморроя и головной боли (не считая прочих иных проблем)?
       И другой момент - Ливен неоднократно подчеркивает, что введение демократии, всеобщего избирательного права и прочих атрибутов типа современного модерного общества в России начала ХХ века преждевременно, ибо все это автоматически привело бы к социальному взрыву и революции. Умеренность, постепенность и аккуратность на этом пути дали бы больший эффект (положительный, конечно), нежели спешка и торопливость. Впрочем, события 17-го года наглядно все это подтверждают - так все оно и получилось. Смех смехом, но демократия - это действительно не лобио кушать...


Взлет и падение

нет, не Третьего Рейха, а динозавров. В Валиноре вот-вот выйдет (или уже вышла) книга "The Rise and Fall of the Dinosaurs" Стивена Брусатти.

image-1


      Издательство "Альпина нон-фикшн" проявила редкостную оперативность (вот если бы у нас так издавались новейшие работы по истории, вышедшие там вот-вот только что, а не спустя полсотни или больше лет тому назад!) и подготовила русский перевод издания.

image-2


      Переводчик книги Константин Рыбаков (тот самый, который сделал не так давно перевод знаменитой статьи "Ренессанс динозавров" Роберта Беккера, этого мощного старика и отца современного динозавроведения) пишет: Мне предложили перевести книгу в марте 2018. До релиза в Штатах оставалось еще пара месяцев, так что в мире ее читали, наверное, не больше двух-трех десятков человек: представители издательства Harper Collins, несколько человек из Альпины и я. В детстве я жил в деревне на Алтае и мечтал иметь возможность найти и купить те книги о динозаврах, которые вышли в России. Потом я выучил английский и смог читать те книги, что вышли не только в России, но и на западе. И вот следующий этап — прочитать книгу, которая даже на западе не вышла. Круче, наверное, только самому книгу написать....
      Очень, очень приятная новость, тем более, что обещают появление книги у книгопродавцев уже в августе! Готовим денежки!
      P.S. А "Хроники тираннозавра" зря пнули - хорошая книга,и язык вполне нормальный. Во всяком случае, мне отлично зашла.

Возвращаясь к

вопросу о коллективном самоубийстве политиков Европы в 50-х гг. XIX в.
       Все, завершил читать израэлевскую книгу про голландцев (всем хороша, но, во-первых, слишком много внимания уделяется религиозным распрям, во-вторых, так и непонятно, отчего процветающая Голландия вдруг после войны за Испанское наследство впала в полный коллапс) и перешел к "Железу и крови".

1033095619


       Первая глава книги так и называется, "Окно возможностей", рассказывая о внешнеполитической обстановке, сложившейся после Восточной войны. Венская система, при всех ее недостатках, действительно принесла мир не только для "нашего", но и еще как минимум для одного поколения - в Европе не было большой войны до войны Восточной (отдельные конфликты не в счет - по своей разрушительности и кровопролитию они никак не тянули на полноценную войну великих держав). Сложившийся по итогам наполеоновских войн "европейский концерт", в котором главную роль играли пять великих держав худо-бедно, но справлялся с проблемами, не допуская перерастания кризисов в войну.
       Но были три проблемы, от разрешения которых зависела судьба и "концернта". и "мира для нашего поколения". первая касалась неудовлетворенности Парижа своим статусом недовеликой державы - вроде бы как и участник концерта, но пепел Клааса и все такое, труба зовет, реванш и прочее. Соседи же с опаской и напрягом посматривали с торону ветренных французишек, подозревая их (не без оснований, кстати), в образе мыслей. Вторая проблема - германский вопрос. Разбуженный Наполеоном призрак германского национального чувства, переросший в дух национализма, изрячдно подогревал кровь германских либералов, мечтавших не только о конституции и севрюжине с хреном, но и о великой Германии, которая юбер аллес. Внутри Германского союза росло напряжение - конфедерация чем дальше, тем больше раздираема была противоречиями с одной стороны, между Пруссией и Австрией, боровшихся за доминирование внутри союза, а с другой стороны, между Пруссией и Австрией на одной стороне, а на другой - мелкими германскими государствами, которые не слишком стремились к тому, чтобы быть поглощенными пруссаками или австрияками. Ну и третий вопрос - пресловутый Восточный, сложился вокруг наследство больного человека Европы, который умирал-умирал, да все никак не помирал.
       С Францией все понятно, а вот что касается Германии - одни из авторов "Железа и крови", navlasov, пишет: "Австро-прусский дуализм способствовал поддержанию равновесия в центре Европы, а германская раздробленность служила важным стабилизирующим фактором Венской системы" (выделено мною - Thor). Пока сохранялся этот дуализм, пока сохранялась германская конфедерация, пока угроза большой европейской войны оставалась фантомом. И Петербург такое положение вполне устраивало, ибо "Никогда больше". И когда Николай I решил вмешаться в события внутри Австрийской империи и помочь австриякам подавить венгерский бунт, он руководствовался не только и не столько боязнью, что восстанут эти самые поляки, сколько тем, что если австрийская империя расколется и ослабеет, то неизбежно усилится Пруссия, которая, опираясь на Таможенный союз, приберет к рукам малые германские государства и тогда прости-прощай равновесие, мир для нашего поколения и здравствуй, большая война, ибо вся система сдержек и противовесов в одночасье рухнет и один Бог знает, кто попробует наловить рыбы в мутной воде и что из этого получится. И ведь именно так и получилось в 1850 г., когда попытка Пруссии усилиться внутри Германского союза была предотвращена в результате совместного вмешательства России и Австрии (пресловутые Ольмюцские соглашения, воспринятые в Пруссии, в особенности в либеральной ее части, как национальное унижение).
       Но, к несчастью, "архитектор" Ольмюца князь Шварценберг внезапно умер, а на смену ему пришел Буоль, "ничтожество, украшающее себя чужими перьями" (с). А тут еще очередная революция и переворот во Франции и возрождение империи во главе с Наполеоном Малым. И в итоге в начале 50-х гг. сложилась ситуация, когда "британцев тревожило нарушение европейского баланса (точнее так - не столько само нарушение, сколько то, что роль главного и единственного арбитра в "концерте" теперь, после "Весны народов", играет не только Лондон, но еще и Петербург - Thor. А это и есть главное нарушение самой идеи "концерта"), а также действия Петербурга в Восточном вопросе, которые могли повлечь за собой либо превращение Османской империи в российский протекторат (а должно было - в британский. Thor), либо ее распад с непредсказуемыми последствиями. Французов меньше волновал Восточный вопрос, однако они стремились изменить европейский баланс сил в свою пользу и открыть новые возможности для своей внешней политики, подготовив почву для долгожданной ревизии Венской системы (но в Париже не учли того, что в эту игру можно играть и вдвоем - Берлин также был не прочь ревизовать Венскую систему в свою пользу - Thor)".
       Остаются австрийцы. Их положение было сложным - складывается впечатление, что у них был выбор - или пойти на обострение отношений с Россией и тем самым не Балканах, но при этом оставшись одни на одни с Берлином и Парижем, или сохранив с нею тесный союз, не допустить пересмотра Венской системы и тем самым сохранить свое влияние в центре Европы, в Германском союзе, не допустив усиления позиций Пруссии (с далеко идущими последствиями) и Италии. Шварценберг, похоже, сделал ставку на второй вариант, а недоумок Буоль решил пойти по первому пути. И пошел... А потом была австро-французская война, австро-датско-прусская война, австро-прусская война и, как венец недомыслия европейских политиков - франко-прусская. Итогом ее стало вылупление из пушечного ядра II Рейха, развал европейского "концерта", формирование Тройственного союза и русско-французского союза (а потом и Антанты) и Первая мировая война. Овчинка стоила выделки?

Bisnap 2


       P.S. А где же тут "англичанка", спросите вы? Верно, нет ее. Они обиделась, заявила, что "злые вы, уйду я от вас", устранилась от европейских дел и отправилась строить свою заморскую империю. Splendid isolation она такая. А пока она там несла всяким кафрам и прочим папуасам "бремя белого человека" (по Киплингу), II Рейх накачивал мускулы и к внезапному удивлению Лондона, вдруг заявил о своих претензиях на трезубец Нептуна... А потом были Сомма и Пашандель.

Profile

Волк
thor_2006
thor_2006

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom


Free counters!

АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ – Портал об эволюции человека




Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars