Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

могучий Нао

Покатаюся, поваляюся,

Старый еврей

Все течет, все изменяется,

но некоторые вещи остаются неизменными. В предыдущих двух постах на эту тему я писал о русофобии, но стоит разбавит эту тему нашими внутренними проблемами. Например, коррупцией.
      Итак, перед нами записки о России некоего Ксавье Мармье:

249px-Marmier,_Xavier,_par_Truchelut,_BNF_Gallica


      Сей "интурист" побывал в России в 1842 г. и оставил любопытные путевые записки о своем путешествии. И вот что он пишет о николаевской бюрократии:

      Без сомнения, российская бюрократия является одной из самых умных и трудолюбивых из всех существующих, но есть у нее одни недостаток, перекрывающий, по мнению Мармье, все ее достоинства - это коррупция: К несчастью, русская администрация, прославленная именами достойнейших людей, воодушевленных страстным желанием нравственного прогресса и чувством патриотизма, ... является одной их самых продажных администраций, и, позволим себе это слово, одной из самых постыдных из когда-либо существовавших, поскольку, по мнению француза, для нее коррупция - это не исключение из правил, это нормальное состояние. В русскую контору нельзя прийти без взятки в кармане; нельзя рассчитывать на должное решение дела.
      В итоге, подводит итог наблюдатель, Продажность, как яд, отравляет все сферы управления, начиная от самых высоких чинов и заканчивая привратниками, открывающими двери, при этом, по мнению Мармье, коррупция обусловлена не только и не столько стремлением чиновников любой ценой обогатиться, но еще и прочным укоренением ее в самом менталитете русских.
      По ходу дела вспомнил жалобы Штадена-псевдоопричника, что де в московских приказах ничего нельзя сделать без взятки (и обвинял он во взяточничестве и лихоимстве, между прочим, и знаменитого Выродкова - впрочем, дьяка в лихоимстве обвинял и ногайский бий Исмаил. Так что Иван Грозный, видать, казнил дьяка по делу), а спустя сто лет после Штадена на взяточничество и лихоимство московских приказных чинов жаловался тот самый Патрик Гордон. Стабильность - признак мастерства...
      P.S. Н. Коллманн, говоря о коррупции в московском бюрократическом аппарате, полагала, что взятка играла роль "смазки", которая ускоряла ход дела и заставляла колеса московской приказной системы быстрее проворачиваться, и эти правила игра принимались всеми сторонами - и приказными, и ходатаями. А и то правда - вас, челобитчиков, много, а дьяк и подьячие - их мало, и как выделить те дела, которые приоритетные?

Басманов_старшой

Трупами завалили...

       Нет, это не то, что вы подумали - это про Первую мировую, про результаты двух вторжений русских войск в Восточную Пруссию в кампанию 1914 г.

product_img_3566


      С.Г. Нелипович пишет, что в боях за Восточную Пруссию в августе-октябре 1914 г. участвовало с обеих сторон более 1220 тыс. человек, из которых было убито, ранено, пропало без вести или пленено 433,5 тыс. человек (341884 с русской и 91979 с германской стороны)...
      Неплохое такое выходит соотношение потерь - почти 3,5 к 1 в пользу немцев. И это, опять же, в начале войны, когда русская армия была как будто неплохо подготовлена и укомплектована кадровыми военнослужащими, а не ополченцами. Отметим, что в русские потери входят больше 180 тыс. пропавших без вести, большая часть из которых - пленные.

Собака Калин-царь

Академик жжот!

       Глаголом, однако - известный в узких кругах непризнанный экономический гений некто С.Ю. Глазьев написал гневную отповедь посмевшим критиковать его исторические коньцепции историкам, заключив сию отповедь таковыми словесами:
      А господину Владимирову предлагаю написать и опубликовать в «МК» запрос в СКР с просьбой провести расследование признаков подлога Радзивиловской летописи и фальсификации Повести временных лет, а также возбудить уголовные дела по статьям мошенничество, подделка документов, сознательного уничтожения особо ценной государственной собственности и клеветы в отношении господ Миллера, Шлецера и др. участников этого организованного преступного сообщества. А заодно попросить провести реабилитацию ученых и сотрудников РАН, ставших жертвами комиссии Юсупова...

      По ходу дела вспомнилась одна фотография из весны 91-го. Теплая компания, однако.

660128_original


      Коллега maoist задается вопросом: "Это, интересно, шутка у него такая тупая?". Я бы так не сказал - академик всерьез вышел на тропу войны за скальпами. Осеннее обострение. Кукушка снялась с гнезда и улетела.

воевода

"Практичные схватки, направленные на максимально быстрое убийство противника"

       Весьма любопытный материал про средневековую войну - точнее, ее кровавую изнанку:
      Мы обычно смотрим на древние сражения сверху – правый фланг атакует левый, в центре король возглавляет строй… Красивые прямоугольники на картинки, где стрелочками показано кто и где на кого напал, но что творилось непосредственно в месте столкновения солдат? В рамках этой популярной статьи хочу рассказать про ранения и те способы, которыми они наносились. Тема эта мало популярная в отечественной историографии, как, в общем-то, и другие вопросы, рассматривающие «лицо войны». С другой стороны, на Западе накоплен неплохой объем работ, в которых анализируются костные останки древних воинов. Современные методы криминалистической экспертизы позволяют понять по зарубкам на костях, как был нанесен удар, с какой стороны, можно восстановить даже очередность атак, поняв картину боя

1574230274172166408


      Такое вот получилось приложение к предыдущему посту. Кровь, кишки и все такое...
      P.S. Что касается нашей традиции - действительно, объемных исследований, за исключением отдельных статей, на подобную тему на русском материале мне не попадалось. Увы...

Собака Калин-царь

Европа...

      Утащил из Мордокниги описание казни Балтазара Жерара, убившего Вильгельма Молчаливого 10 июля 1584 г.
      Начало:
      "Вынесен был советниками сему Бальтазару приговор и определено предварительное наказание. Доставленный в подсобное помещение университета, сперва был он подвешен на дыбе и бит плетью с медными крючьми так, что кожа слезла со спины и бедер. Затем раны его были смазаны медом пополам с солью и был приведен козел, дабы слизывать смесь своим шершавым языком, однако козел отказался касаться тела осужденного. После этого один день мэтр Мишель Фуко, хирург, по приказу магистрата лечил его, чтобы не позволить избежать свершения справедливого приговора, но и при лечении был он, Бальтазар, спутан, как мяч, руками и ногами назад, к спине, чтобы не мог он заснуть. В течение следующих дней висел он на дыбе, к каждому же из больших пальцев рук и ног был подвязан вес в 300 фунтов, снимаемый раз в два часа на полчаса. Раз в шесть часов его снимали с дыбы. На седьмой день, обув в башмаки из хорошо смазанной собачьей кожи, его поместили перед жаровней, чтобы кожа стягивалась, дробя нежные косточки ног. Когда ботинки были сняты, кожа с ног, наполовину прожареная, отставала сама собой. Затем серой прижигали ему подмышки, а покончив с этим, облекли его в холщовую сорочку, вымоченную в спирте. Наконец, поливали его кипящим салом, начиная с уже обожженных мест, а ногти с рук и с ног срывали специальными щипцами. Затем, за день до исполнения приговора, вновь поручили мэтру Мишелю Фуко лечить его так, чтобы мог он быть хотя бы сколько-то бодр. Достойно удивления, но сей Бальтазар во все дни пребывания в темнице оставался спокойным и, приходя в сознание, находил отвагу тихим голосом шутить с присутствующими и молиться за себя и всех, бывших с ним рядом".
      Завершение (из дневника дипломата Ханса Кевенхюллера):
      "Выведя на помост, Бальтазара привязали к тростниковому стволу, и палачи стреляли в него из пистолета частыми выстрелами, дробью, но так, чтобы не убить. Затем его полностью раздели, спустив до самых ступней панталоны. Один из палачей что есть силы зажал между двумя раскаленными пластинами железа его правую руку, жег ее и палил, так что на площади не было никого, кто мог бы терпеть ужасную вонь горящего мяса. Затем оба палача раскаленными щипцами трижды рвали куски из его груди, рук, ног, бедер, икр, и везде отовсюду, где было хоть немного мяса, которое бы можно было вырвать этими раскаленными щипцами или клещами. Проделав это, его растянули на скамье и отрезали мужской орган и гениталии, и, надрезав грудь, постепенно, мало-помалу, вытягивали кишки, печень и легкие и, вырвав сердце, которое все еще билось, хлестали им его по лицу. К чести его, Бальтазар все это время, сперва во всеуслышание, под конец тихим голосом молился, не выдавая криком страданий. Когда же наконец впал он в забытье и уже не приходил в себя, отрубив голову, тело разрубили на четырежды четыре части, которые были брошены у четырех главных ворот города, а голова, насаженная на пику, была оставлена у дверей университета, где чуть ранее он сидел в заключении, однако немногим позже была оттуда втайне снята (...) Многие на площади в течение всей казни, а потом и многие в магистрате, куда я зашел по некоторым важным делам, сокрушались, что наказание, назначенное преступнику, оказалось столь мягким и снисходительным, хотя и признавали в один голос, что нельзя было не уважить милосердную волю покойного принца, перед смертью, как всем ведомо, просившего во имя Господа не проявлять к своему убийце излишней суровости...».

2BCfkBKbeaXjADyEf6U3BL7ESpo3BAs1EPbbr43ZpV4o9uxAaAix2S


      Это просто праздник какой-то. "И эти люди запрещают мне ковырять в носу!" (с).



Старый еврей

Коммерсанты

      Перечень утраченного из-за грабежа литовскими "казаками" имущества «торговых людей с товары», «у Филипа у Калюхова да у копейского жилецкого стрельцы Данилова прибору Чихачова у Балахны у Дмитреева, да у казака у Григорьева прибору Бурцова у Федьки у Панкова» включал взятые у них силой литовским людьми «четыреста куниц, сто дватцать бобров, семь тысяч белок,сто дватцать мехов заечих, да шесть литр шолку цветного, да три литры золота да серебра, да сусального иконново золота два фунта, да двесте сапогов, да два постава сукна, один черн, а другой лазорев, да два охобня изуфреных, одни черлен, а другой жолт, оба с пугвицы серебряными, да три шубы бельи, да три однорятки с пугвицы серебряными (явно с ограбленных торговх людей – купца, стрельца и казака! Thor), да рукавицы с-ысподки двесте да полторы тысячи аршин полотна, да триста аршин сукна сермяжного, да сто аршин тафты розные, да две шапки мушских под сукном, одна под черленым, а другая под черным, а лисицы под ними обе буры, да тритцать шапок женских камчатых».
      А и было то дело в 1571 г., на Полочанщине. Между прочим, несколько позднее была введена "норма", согласно которой «торговати стрелцом велети от полтины и от рубля, что носящее (т.е. мелкая розничная торговля в разнос – Thor); безтаможенно и безпошлинно, а которые стрелцы учнут торговати болши рубля, или учнут в лавках сидеть, и тем стрелцам тамга и полавочные пошлины всякие давати в государеву казну, как и торговым людям, в таможне таможеннысм головам», а стрелецким головам строго-настрого наказывалось «над стрелцы смотрет и беречи накрепко, чтоб они сверх государева указу безпошлинно не торговали». А туту компаньоны, купецкой человек, да стрелец, да казак размахнулись сильно больше рубля - один шелк чего стоит да меха!

рейтенфельс



Старый еврей

Почти по Фрейду

("любопытно, какие у него комплексы!")?
      Или же оговорка по Ницше?
      "Попытка создать себе a posteriori такое прошлое, от которого мы желали бы происходить в противоположность тому прошлому, от которого мы действительно происходим, — попытка всегда опасная".

image


      Или то и другое вместе, создающие гремучую смесь?

      P.S. Картинки живо напомнили описание персонажей из "древнерусского", такс-скать, экшна от Ивана Кошкина.
      "Святомуд - князь одного русского княжества, атлетически сложенный блондин с низким лбом, могучей челюстью и короткой вьющейся бородкой. Насильник и убийца, положительный персонаж.
      Яроблуд - князь другого русского княжества, брат Святомуда атлетически сложенный блондин с низким лбом, могучей челюстью и короткой вьющейся бородкой. Насильник и убийца, отрицательный персонаж.
      Владибуй - князь (просто князь, убивают быстро), брат Святомуда и Яроблуда атлетически сложенный блондин с низким лбом, могучей челюстью и короткой вьющейся бородкой. Насильник и убийца, персонаж.
      Бивнебор - князь третьего русского княжества, атлетически сложенный седеющий блондин с низким лбом, могучей челюстью и короткой вьющейся бородкой. Насильник и убийца, не отрицательный и не положительный персонаж (убивают быстро).
      Свиндель - вождь варяжской дружины, атлетически сложенный блондин с низким лбом, могучей челюстью и короткой вьющейся бородкой. Насильник и убийца, персонаж (просто персонаж)".

Нестор

Добрая старая Англия...

      Еще одна история из "Средневековой Англии" Яна Мортимера про братьев-разбойников (благородных, но совсем неблагородных):
      "У умершего в 1310 году Джона Фолвилля, владевшего поместьями Эшби-Фолвилль (Лестер) Ти (Ратленд), было семеро детей: Джон, Юстас, Лоуренс, Ричард, Роберт, Томас и Вальтер. Старший из них, Джон, получил в наследство Эшби-Фолвилль и остался законопослушным. Остальные же сыновья — нет. Самый опасный преступник из них, Юстас, получил в наследство Ти и объединилсяся с двумя своими братьями и братьями Зуш (Ральфом, Роджером и Иво) в банду, чтобы поймать и убить своего давнего врага, Роджера Беллерса. Беллерс — не последний в обществе человек: барон казначейства, находящийся под покровительством королевского (Эдуарда II - Thor) фаворита — Хью, лорда Деспенсера. Тем не менее 19 января 1326 года на дороге между Мелтон-Моуубреем и Лестером его убили. Бандиты вонзили ему под ключицу длинный нож, доставший до сердца.
      Убийцы сбежали из страны. За неявку в суд их объявили вне закона. Но им повезло, потому что в сентябре 1326 года Роджер Мортимер и королева Изабелла вторглись в Англию и убили Хью Деспенсера. Все дела против Фолвиллей закрыли, и их помиловали. Вернувшись в Англию и решив, что у них теперь есть собственный политический покровитель, Фолвилли устроили серию ограблений в Линкольншире. В 1327 году они окончательно осмелели и стали разгуливать по большой дороге с целой бандой сообщников в поисках жертв, которых можно припугнуть, изнасиловать или захватить в заложники. В следующую пару лет лично Юстаса обвинили в четырех убийствах, изнасиловании и трех ограблениях, и это, скорее всего, далеко не полные данные. Но ловушка снова захлопнулась в конце 1328 года: их заставили искупить вину, вступив в армию Мортимера, чтобы подавить восстание графа Ланкастера. Их снова помиловали. Но, находясь под защитой Мортимера, они разграбили Лестер, забрав у горожан ценности на общую сумму не менее 200 фунтов.
      Попытки арестовать Фолвиллей в 1330 году не увенчались успехом. Их позиции в Лестершире несокрушимы. Старший из братьев Фолвиллей, Джон — единственный, кто вообще никак не был замешан ни в одном преступлении, — к тому времени стал мировым комиссаром (брат за брата не в ответе - Thor). Он вполне мог снабжать братьев информацией. Сэр Роберт Колвилль попытался арестовать Юстаса прямо в Ти, но был отброшен, а позже — обвинен в незаконном нападении. Роджера де Венсли наняли, чтобы он отыскал Фолвиллей и еще одну печально известную банду из того же региона, Котрелей (которых возглавлял Джеймс Котрель) но, найдя бандитов, он просто к ним присоединился.
      В 1331 году Фолвиллей наняли каноник Семпрингемского приората и келарь Гаверхольмского аббатства. Эти священнослужители, уже ранее укрывавшие банду от преследований заплатили им 20 фунтов за разрушение водяной мельницы' принадлежащей их сопернику. Вскоре мельница лежала в руинах. Следующее преступление Фолвиллей оказалось намного более амбициозным. Они объединились с несколькими другими преступными группировками, в том числе Котрелями, Брэдбернами, компанией Саважей (ее возглавлял Роджер Саваж, друг Джеймса Котреля), сэром Робертом Тюше (бывшим констеблем замка Мельбурн) и сэром Робертом де Вером (констеблем замка Рокингэм). План был таков: похитить богатого королевского судью сэра Ричарда Уиллоуби (того самого, которого потом обвинят в «торговле законами, словно скотом»). Они схватили его 14 января 1332 года, когда он приехал в Лестершир по приказу оуег еt terminer. Отняв у него 100 фунтов, они взяли его в заложники, назначив колоссальный выкуп в 1300 марок (866 фунтов 13 шиллингов 4 пенса).
      Подобный неприкрытый бандитизм оставить без внимания было уже невозможно, так что именно «благодаря» Фолвиллям и Котрелям в 1332 году организовали самый строгий трейльбастон из всех. Во главе комиссии стояли трое самых важных судей королевства: Джеффри ле Скрои (главный судья Суда королевской скамьи), Уильям де Эрль (главный судья Суда по общий делам) и Джон Стонор (предыдущий главный судья Суда по общим делам ). Несмотря на эту демонстрацию силы, главных преступников так и не удалось призвать к ответу. Джеймс Котрель и Роджер Саваж бежали в лес Хай-Пик в Дербишире. Комиссия выдала ордеры на арест более двухсот сообщников Фолвиллей и Котрелей. Лишь четверть из них предстала судом, и практически всех оправдали местные суды присяжных, состоявшие из людей, которые слишком боялись их осудить.
      В конце 30-х годов Фолвилли и Котрели сумели вернуться в общество. Многие бывшие бандиты приняли участие в военной экспедиции Эдуарда III в Нидерланды в 1338 г.оду. После этого Юстас окончательно завязал с преступной жизнью. Ему невероятно повезло: он получил рыцарское звание и мирно скончался в 1347 году, за год до этого поучаствовав в битве при Креси. Главой банды стал Ричард Фолвилль, приходской священник из Ти (батюшка с большой дороги, верный последователь брата Тука - Thor). Ему и его собратьям-преступникам настал конец в 1340 году, когда их всё же настиг заклятый враг, сэр Роберт Колвилль. Он гнался за бандитами до самого Ти;’ они укрылись в церкви. Колвилль уже десять лет пытался их арестовать, так что не собирался давать им ни малейшей надежды и напал. Началась жестокая перестрелка; Фолвилли выпускали из окон церкви тучи стрел, но так и не смогли справиться с Колвиллем. Их вытащили из церкви по одному и обезглавили на месте за сопротивление аресту...".
      Вот такая история из земли, где в 1215 г. воссияла Великая хартия вольностей.


46554_578