Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Женераль Мельчетт

Соха императора Николая II,

погубившая империю, или провокации пост...
      Давно уже бродит по просторам Енота вот такой вот мемчик:

13645016


      Но вот добрались, наконец то, у меня руки до работы Кирилла Назаренко про флот и власть в России в начале минувшего века

05_11_2019_15_3d_p


Collapse )
Старый еврей

Ordre, contre-ordre, désordre!

       Или на переправе коней не меняют...
      По случаю дня ВМФ вспомнил про одну старую статью (опубликована она была в "Гангуте" еще в 2016 г.) - "Четыре "дуэли" адмирала Того" С.А. Гладких. Чем меня тогда эта статья привлекла - этим вот парадоксальным утверждением (выделено мною - Thor):

      В Русско-японскую войну 1904–1905 годов командующему японским Соединенным флотом Х. Того довелось последовательно «скрестить шпаги» (или же, выражаясь по-морскому, кортики) с четырьмя российскими адмиралами: О.В. Старком, С.О. Макаровым, В.К. Витгефтом и З.П. Рожественским. С первым он сошелся в первый день войны — в бою на внешнем рейде Порт-Артура 27 января 1904 года, со вторым — там же 31 марта 1904 года, с третьим — в Желтом море 28 июля 1904 года, с последним — в Цусимском проливе 14 мая 1905 года.
      Единого мнения о тактических дарованиях упомянутых российских адмиралов в отечественной историографии не существует, однако наиболее талантливым почти безоговорочно считается С.О. Макаров, далее З.П. Рожественский (хотя его фигура вызывает наибольшие споры), затем В.К. Витгефт и, наконец, О.В. Старк.
      Флотоводческое искусство Х. Того обычно признается только по факту одержанных им побед и оценивается очень сдержанно. Однако при анализе перечисленных сражений высвечивается интересный парадокс: С.О. Макаров погиб, не нанеся никакого урона противнику; З.П. Рожественский — оказав упорное сопротивление, был разгромлен наголову; В.К. Витгефт — потерпел поражение, но не потерял в бою ни одного корабля; а «бесцветный» О.В. Старк — одержал победу!


      Вот так так! Вообще, создается впечатление, что Степан Осипыча у нас в советское время несколько, гм, перехвалили - классово близкий, так-скать адмирал, оказался.
      И еще одна цитата из той же статьи - поразмышлять на досуге:

      Действия всех адмиралов (русских - Thor) демонстрировали приоритет стратегического мышления перед тактическим. Именно стратегия сохранения сил ограничивала активность О. В. Старка и С. О. Макарова, равно как стратегическая задача прорыва во Владивосток с наименьшими потерями диктовала попытки В. К. Витгефта и З. П. Рожественского уклоняться от решительной схватки/ При этом «слабым местом» российских адмиралов было еще не вошедшее к тому времени в военно-морскую теорию и практику оперативное искусство. Зарождение такой формы военных действий, как морская операция, происходило именно в Русско-японскую войну, и здесь на острие прогресса оказалось японское командование. Наиболее ярким примером успешной морской операции являются события 31 марта 1904 года

      Ну и вишенка на торте - по мнению автора, русским адмиралам была присуща "широкая натура", из-за которой они пренебрегали такими важнейшими тактическими элементами, как преследование отступающего неприятеля (О. В. Старк), единообразие боевого порядка соединения (С. О. Макаров), единство указаний всем подчиненным (В. К. Витгефт), тактическая разведка (З. П. Рожественский).

      В общем, все как всегда - в войне побеждает тот, кто в конечном итоге наделает меньше ошибок. У Того их оказалось по сумме меньше, чем у русских, и не в последнюю очередь потому, что Того имел возможность учиться на собственных ошибках и набираться опыта, тогда как русские адмиралы (за исключением Рожественского) - нет, такой возможности не имели, и каждый раз они разыгрывали новую партию без связи с предыдущей. Отсюда и вопрос - может, не стоило так поспешно менять Старка на Макарова? Может, Старк, имея еще и еще одно "дело" с Того, малость "подучился" бы и глядишь, не допустил бы фатальной ошибки экстравагантного Макарова?

Oskar_Victorovich_Stark


      P.S. До сих пор нет у нас толкового сборника биографий русских адмиралов-участников русско-японской войны - впрочем, как и генералов. Увы. И на горизонте не просматривается - хотя отдельные опыты есть - если не брать Макарова, возведенного в роль иконы, то есть биография З.П. Рожественского и исследование о Е.И. Алексееве.

Старый еврей

Козел отпущения...

       "Луч беспристрастной истории озарит многотрудный путь, самоотверженно пройденный честным флотоводцем, которому не дано было совершить только одного - чуда...".
      Это слова известного ученого П.П. Семенова-Тянь-Шанского были озвучены в некрологе в память о адмирале З.П. Рожественском и живо мне напомнили слова другого русского ученого, Р.Ю. Виппера, сказанные им о Иване Грозном ( и бродячую фразу об усатом вожде северных эбису - насчет мусора, коий был нанесен на его кирпичную могилу, но со временем ветер истории его всенепременно развеет).

Semyonov_by_Repin


      Закончил не так давно читать биографию адмирала, написанную В.Ю. Грибовским почти четверть века назад - и вот ведь что интересное, с тех пор так ничего нового так и не появилось на эту тему. И впечатление об цусимском адмирале публика по прежнему черпает из новиковского опуса (по преимуществу) или из семеновской "Расплаты" (у немногих чуть больше продвинутых), ну а самые продвинутые из профанов могут вспомнить еще знаменитое ленинское изречение насчет "великой армады, — такой же громадной, такой же громоздкой, нелепой, бессильной, чудовищной, как вся Российская империя", которая "двинулась в путь, расходуя бешеные деньги на уголь, на содержание, вызывая общие насмешки Европы, особенно после блестящей победы над рыбацкими лодками, грубо попирая все обычаи и требования нейтралитета" и которая "точно стадо дикарей, армада русских судов налетела прямиком на великолепно вооруженный и обставленный всеми средствами новейшей защиты японский флот", естественно, потерпев при этом сокрушительное поражение. Ну а самые продвинутые из продвинутых вспомнят, возможно, речение Р.М. Мельникова (известного своим весьма критичным, если не сказать более, отношением к русскому флоту той эпохи и его адмиралам - только покойный И.Л. Бунич его в этом смог переплюнуть) - Рожественский был назван им одной "из самых одиозных фигур флотской администрации предцусимского периода".

      Два главных антигероя русско-японской войны

image-12


      Все так, все так, и армада была, и поражение было (тяжелое и неожиданное (и от того еще более болезненное, особенно если принять во внимание сдачу отряда Небогатова), и лично адмирал Рожественский как командующий 2-й ТОЭ и начальник ГМШ допустил немало просчетов и ошибок, которые поспособствовали печальному исходу войны на мору в войне 1904-1905 гг. Но вот все же есть, как говорится, нюансы, и вряд ли стоит так уж истово посыпать голову пеплом и рвать тельник на грудях - что бы там не говорили, но, по моему скромному убеждению, Зиновий Петрович ответил не только за свои ошибки (а кто их не делал - и если бы неудачf в Цусимском сражении не была бы столь убедительной, и эскадра худо-бедно прошла бы во Владивосток, то кто бы о них вспомнил?), сколько стал козлом отпущения за все просчеты, допущенные не только флотским руководством, но прежде всего и в первую очередь - руководством политическим, в т.ч. и лично Николаем II.
      Между тем, если призадуматься, то поход 2-й ТОЭ, равно как и его организация (в плане материально-технического снабжения и дипломатического обеспечения) заслуживает самого пристального внимания и изучения - вот честно, он должен быть непременно занесен на скрижали истории (нашего флота, конечно, в первую очередь), и стать предметом изучения в училищах и академиях насчет того, как надо и как не надо делать. В самом деле - сказать, что русский флот к началу ХХ в. не имел опыта океанских плаваний, нельзя, он был. Однако походы отдельных кораблей или отрядов - это совсем не одно и тоже, как переход целого флота, причем несколькими отрядами, двигающимися разными маршрутами и в разное время. И переход этот был совершен почти за полмира без серьезных поломок и проблем - адмирал довел таки свою армаду, какой бы ее не пытались представить громоздкой и бессмысленной, до места решающей встречи.
      И привел Рожественский к Цусиме не разношерстное собрание кораблей и судов, собранных с бору по сосенке, не коллекцию "самотопов" и старых калош, а именно флот как целостный боевой организм. Да, этот флот не прошел испытание огнем - но здесь, снова повторюсь, не только русские были плохи, сколько японцы оказались слишком хороши, и вряд ли в той обстановке кто-то мог бы выступить лучше (единственное, так это англичане могли отличиться, но у них всегда есть пара козырных тузов в рукаве, да еще знаменитое " King has a lot", чем наши императоры похвастать не могли). Но все-таки Рожественский сумел сделать из этого сборища именно флот. И ведь у него в распоряжении оказались далеко не самые лучшие команды, а главная ударная сила, четыре "суворовых", вообще вступили в строй накануне ухода эскадры в поход (и, по существу, прошли приемо-сдаточные испытания уже в ходе дальнего плавания - и, между прочим, успешно). А если еще вспомнить, что Балтийский флот давно и прочно забил на боевую подготовку (специалистов еще худо-бедно готовили, но вот соединения кораблей, бригады, дивизии и эскадры как целостные боевые организмы, сплаванные и готовые действовать как одно целое - нет), являясь практически все предшествовавший этой несчастной войне годы перевалочным пунктом-депо для кораблей, ходивших туда-обратно за полсвета, то вообще стоит удивиться тому, что русские сумели сделать это.

08b9f404015b


      Рожественский за одно это достоин если не памятника, то хотя бы благодарной памяти потомков и, повторюсь еще раз, пристального внимания к изучению опыта похода в организационном и технико-материальном отношениях. Увы, цусимская катастрофа перечеркнула все, что было сделано адмиралом положительного до этого. И вошел он в историю нашего флота не как адмирал, сумевший осуществить беспримерную экспедицию за тридевять земель, а как адмирал Цусимы...

воевода

Моя прелесть...

      На одном сайте наткнулся на вот это изображение модернизированного (в альтернативной реальности) перед Второй Мировой знаменитого "Тайгера", одного из "котов" (ну или "кошек" - все-то у них, островитян, не как у людей, и корабль у них женскова полу) адмирала Фишера (если открыть картинку в новой вкладке, то разрешение будет не в пример лучше):

Тайгер_модернизированный


      А ведь из него вышел бы неплохой охотник на германским "карманными линкорами" - во всяком случае, если бы коммодор Харвуд в бою у Ла-Платы имел бы не это недоразумение "Эксетер", а перестроенный "Тайгер" с его 8-ю 343-мм орудиями ГК, то для Лангсдорфа и его команды все могло бы сложиться намного хуже и быстрее. Но, увы, "Тайгер" пошел на слом в 1931 г. (а вот хитрые японцы сумели сохранить свои "конго" и перестроить их, а французы построили пару "страсбургов").
      P.S. Кстати, на этой реконструкции почему-то нет булей - а они непременно появились бы, если бы "Тайгер" во 2-й половине 30-х прошел бы такую радикальную модернизацию, как показано на картинке.

воевода

Старина и новизна

       В продолжение наблюдений вокруг русско-японской войны на море.
      Складывается впечатление, что едва ли не самая главная причина успеха японцев в том, что их флот был молодым и не имел за спиной насчитывающей много десятилетий, а то и веков, традиции. Эта традиции связывала по рукам и ногам, сковывала русских адмиралов. Впрочем, а только ли русских - у тех же англичан в начале ХХ в. положение сильно лучше было? А вот и нет - по крайней мере, Джеки Фишеру пришлось изрядно постараться, опираясь на явную и неприкрытую поддержку со стороны короля, чтобы продавить свои преобразования. У нас, к сожалению, своего Фишера не нашлось, а те, кто были, на эту роль не годились. И ведь не сказать, что с русскими адмиралами все было совсем уж так плохо, как принято рисовать - спасибо баталеру Новикову-Прибою - были неплохие адмиралы, но вот, похоже, "каре тузов" никто из них не собирал. Даже Макаров - кстати, а ведь, как представляется, его значение сильно преувеличено в нашей историографической традиции, и во многом благодаря тому, что Макаров, с одной стороны, "социально близкий", а с другой стороны - рано погиб и не успел отличиться ни с хорошей, ни с плохой сторон.
      У японцев такой традиции не было, и она были открыты новшествам и, будучи свободными от предрассудков, могли позволить себе роскошь свободомыслия. Вот и получилось, что у русских и корабли были неплохие, пушки со снарядами ничего, на уровне, и матросы не сказать чтобы уж совсем отстой, и адмиралы в общем и в целом на уровне, но вот традиция тянула их всех вместе назад, а у японцев такой гири на ногах не было. Как-то так вижу...

011-1536x941


воевода

Альтернативный план?

       Пытаясь переиграть русско-японскую войну на море, флотофилы предлагают разные варианты, например, такой - а что если разделить 1-ю ТОЭ на два отряда, порт-артурский и владивостокский, но не так, как это было сделано накануне начала военных действий, а иначе.
       Давайте посмотрим, что из этого может получиться. Подойдем к этому вопросу рационально (сложно сказать, как решали бы эту проблемы русские адмиралы, начиная с Алексеева, но чтобы сделал я, будь я на месте наместника Желтороссии, обладая необходимыми полномочиями?). Логичным было бы разделить 1-ю ТОЭ на два отряда, собрав в каждом из них корабли, более или менее схожие по ТТХ и по предназначению. В таком случае выходит, что Порт-Артурский отряд должен был носить ярко выраженный оборонительный характер, имея своим ТВД Желтое море и западное побережье Кореи и главную задачу - не допустить высадки японского десанта в Корее, в том же Чемульпо-Инчхоне, ну и само собой, поддержка с моря русских войск на Ляодуне. Отсюда напрашивается и состав отряда - 5 ЭБР (все три "петропавловска" с "Ретвизаном и "Цесаревичем" в качестве "фронтменов"), броненосный крейсер-разведчик "Баян" и эскадренные "скауты" "Боярин" с "Новиком" + всякая "мелочь" вроде канонерских лодок (все семь), оба минных крейсера, номерные миноносцы и "соколы".
       Владивостокский отряд с задаче вести крейсерскую войну и набеговые операции в Японском море и на восточном побережье Кореи (ну и само собой, создавать угрозу японским портам), т.е. с "активный", "наступательный" отряд, и в таком случае, его состав определяется из "группы поддержки" в лице "Пересвета" и "Победы", "длинной руки" - отряд "рейдеров" из "Громобоя", "России" и "Рюрика". Легкие силы отряда составляли бы в этой альтернативной версии разведывательный отряд - обе "богини" (их почему-то все критикуют, но не стоит забывать, что при всех их недостатках это большие мореходные крейсера в отличие от японских недомерков, для которых операции в открытом море - проблема), и "трио" из трех крейсеров-разведчиков - "Аскольд", "Варяг" и "Боготырь". Ну и, само собой, мореходные контрминоносцы немецкой и французской постройки и обе "невки".
       Как бы в этом случае действовали бы японцы? А вот это интересный вопрос. Напрашивается два варианта - я бы назвал "консервативным" и "все или ничего". В первом случае Объединенный флот также делился на два отряда - условно "западный" и "северный". Первый должен был разбить русский Порт-Артурский отряд и обеспечить высадку японских войск на западном побережье Кореи и Ляодуне, второй - блокировать действия Владивостокского отряда. В таком случае ядро "западного" отряда составили бы все 6 новых эскадренных броненосцев и пара броненосных крейсеров - "асамоидов". Разведку при эскадре должны были вести пара "собачек" и пара-тройка бронепалубных крейсеров поменьше. Добавим к этому номерные миноносцы и несколько контрминоносцев и отряд старых кораблей - "Чин-Иен", все три "ицукусимы", "Нанива"с "Такачихо" и "Чиодой" и несколько канонерок. "Северный" отряд в таком случае включал бы в себя обоих "итальянцев" (по бронированию и вооружению, но не по мореходности, сравнимые с русскими "пересветами") и 4 "асамоида", пару "собачек" и пару бронепалубных крейсеров поменьше, а также несколько контрминоносцев.
       У этого варианта есть, правда, существенный изъян - ни одни из отрядов ни "западный", ни "северный", не имеет существенного преимущества над своими оппонентами с русской стороны, ergo, рассчитывать на быстрый и сокрушительный успех даже в случае внезапной атаки в самом начале войны было чрезвычайно сложно, а для Японии только блицкриг гарантировал успех, в противном случае боевые действия переходили в стадию войны на истощение и здесь были возможны, как говорится, варианты (кто ж мог предположить, что русские адмиралы окажутся настолько связаны по рукам и ногам "севастопольским синдромом"?). И мне представляется что, скорее всего, японские адмиралы сделали бы ставку на вариант "все или ничего" - разбить русский флот по частям, воспользовавшись представившейся им возможностью. В таком случае главная цель японского флота - удар всеми силами по Порт-Артуру и нанесение Порт-Артурскому отряду непоправимого урона, благо в таком случае японское превосходство в силах если не гарантировала немедленный успех, то, во всяком случае, делало его весьма вероятным. А в случае, если остатки Порт-Артурского отряда окажутся запертыми в бухте Порт-Артура, действия Владивостокского отряда теряли всякий смысл - крейсерскими операциями и набегами на побережье Японии и Кореи войны не выиграть, да и потом, после вскрытия ото льда, Владивосток становился от действий Объединенного флота.
       Из всего этого следует предположить, что разделение 1-й ТОЭ, сделанное в реальности, если и не может считаться совсем уж оптимальным, то, во всяком случае, близким к этому. Какой прок в эскадренном бою от русских броненосных крейсеров-рейдеров и тех же "богинь" (вот их-то, на мой взгляд, и стоило отправить во Владивосток вместо "Богатыря"), боевые качества которых были соптимизированы именно для действий в открытом море? Так что в общем и в целом диспозиция русского флота на Тихом океане в начале 1904 г. представляется вполне осмысленной. Другое дело, что сам план войны с японцами на море страдал неизлечимыми дефектами изначально, и это тот самый случай из поучений Мольтке-старшего, о котором я уже писал раньше. Любопытно все же что произошло бы, если принят был план Алексеева по копенгагированию японского флота?

Alexeev_E_I


воевода

Победка?

       Перепост (с небольшими сокращениями) из мордокниги, со странички "Военно-морского обозрения":
      "10 мая (27 апреля) 1915 г., российский линейный флот одержал единственную бесспорную победу - в эпоху брони и пара.
Дело делали у Босфора, и фабула, полагаем, присутствующим хорошо известна. Черноморский флот вышел в очередной поход к берегам Турции, утром 9 мая атаковал неприятельское судоходство у Эрегли. Командующий германо-турецким флотом, вице-адмирал Вильгельм Сушон, приказал линейному крейсеру "Гебен" выйти в море и помешать безобразию. Однако, к моменту прибытия "Гебена" на арену крейсерской войны нашего флота там уже не было. Немецкий линейный крейсер остался в море, а наши славные броненосцы направились к Босфору.
      На 10 мая была запланирована бомбардировка турецких укреплений. Собственно обстрел должны были выполнить броненосцы "Пантелеймон" и "Три Святителя", а три других линейных кораблей - "Евстафий", "Иоанн Златоуст" и "Ростислав" - держались мористее, обеспечивая прикрытие бомбардировщикам. Однако, прежде чем "Пантелеймон" и "Три Святителя" приступили к делу, около 07.00, в поле зрения нашего флота появился "Гебен". Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.А. Эбергард пошёл навстречу "Гебену" с имевшимися у него тремя броненосцами, приказав "Пантелеймону" и "Трём Святителям" присоединиться к главным силам как можно быстрее.
      Собственной бой продлился около 20 минут. Огонь был открыт в 07.53, при расстоянии 17 500 м (94 кабельтовых). До 08.05 с нашей стороны огонь вели только "Евстафий" и "Иоанн Златоуст" - дистанция была слишком велика для "Ростислава", а "Пантелеймон" и "Три Святителя" ещё не успели присоединиться к главным силам. По приказанию Эбергарда наш флагман двигался зигзагом и переменной скоростью. Благодаря этому немецкая стрельбы была безрезультатной. Наша оказалась чуть лучше: в 08.00 в бак "Гебена" попал 305-мм фугасный снаряд.
      В 08.05 к бою присоединился "Пантелеймон". Открыв огонь с расстояния около 18 500 м (100 кабельтовых), он добился накрытия вторым залпом. Один из снарядов этого залпа, разорвавшись у борта "Гебена", причинил заметные повреждения: борт ниже ватерлинии был вдавлен на протяжении 6 метров, через выбитые заклёпки вода затопила бортовой коридор между 100 и 104 шпангоутами. Осколки снаряда повредили укладку противоторпедной сети, ствол 150-мм орудия и временно вывели из строя орудия, расчёт которого был отправлен в нокдаун. Спустя минуту, в 08.06, "Гебен" отвернул, а в 08.12, с увеличением расстояния до 20 300 м (110 кабельтовых), прекратил огонь.
      Словом - короткий бой, стычка. Тем не менее, здесь есть, что отметить. Хотя материальный результат стрельбы наших кораблей был невелик - они выиграли бой "всухую". Чему способствовало решение Эбергарда о движении зигзагом: такой манёвр снижает эффективность огня обеих сторон, но маневрирующей стороне всё же легче, поскольку артиллеристы знают параметры зигзага.
      Далее, наши артиллеристы выиграли состязание у немецких - мало кому это удавалось, как минимум в ситуации, когда успеху не способствуют наличие радара или выгодное положение относительно солнца. Наши артиллеристы добились успеха, несмотря на то, что материальная часть - 305/40-мм орудия - была устаревшей по сравнению с немецкими 280/50-мм пушками. И, наконец, "Пантелеймон" в этом бою, видимо, установил рекорд дальности успешного выстрела с додредноута, причинив повреждения "Гебену" на дистанции около 18 500 м (100 кабельтовых).
      Наконец, и это главное: бой представлял собой состязание двух "волящих" сторон. Сушон выслал "Гебен" в море для атаки, и командир "Гебена" хотел нанести поражение броненосцам Эбергарда. Который, в свою очередь, решил дать противнику бой - и выиграл. Наш флот сломил волю противника и заставил его отступить - не самим фактом превосходства в силах, а именно успешными действиями, удачной стрельбой.
      Почему этой истории стоит уделить особое внимание? Вот почему. Можно утверждать, что лежащее в основе отечественного морского пессимизма утверждение - "наш флот ничего не показывал со времён Синопа" - сводится к куда как более узкому "со времён Синопа наш флот не выигрывал больших сражений". Поскольку и после Синопа в истории нашего флота есть рассказы про "политический эффект, стратегическое влияние и оперативные достижения". Есть успешные действия на коммуникациях и минные постановки, примечательные операции лёгких сил, десанты и эвакуации, грандиозные и героические межтеатровые манёвры. Есть успешные одиночные бои.
      Нет - действительно - только большой решительной победы в крупном бою. Большой нет, а малая вот имеется. В связи с чем полезно обратить внимание на условия, в которых эта победа была одержана. Соотнести их с условиями на других театрах и в других войнах. И всерьёз подумать над тем, является ли отсутствие больших побед симптомом тяжёлого флотского недуга - или чем-то совсем другим...".
      Единственное, что я бы добавил к этому тексту - это не единственный успех черноморцев именно в такого рода бою в Первую Мировую. Вообще, в эту войну черноморцы действовали не в пример более активно и успешно, нежели балтийцы, и у меня есть сильные подозрения, что и в гипотетичной ситуации, когда с японцами столкнулись бы броненосцы Черноморского флота, то они показали бы себя лучше, нежели балтийцы. Почему? А потому, что Черноморский флот все время был занят конкретным делом - подготовкой к Босфорской операции и был более сплаванным именно как соединение, а не собрание образцов, как на Балтике.

97fe4d5c3c4b


воевода

Коллективное бессознательное...

       В продолжение разговора о ревизионизме и о том, не русские в 1904-1905 гг. были так плохи, какими их пытаются показать, но японцы были хороши.
      Исходная посылка озвучена ув. st_range следующим образом:
если со снарядами, подготовкой экипажей, качеством адмиралов и техническим состоянием флота всё нормально, А почему тогда проиграли-то?

      Вопрос из разряда тех, что бьет, что называется, наповал. В самом деле - если все было так хорошо, то почему в итоге оказалось так плохо? И ответа на этот вопрос, причем ответа удовлетворительного, несмотря на то, что с тех пор прошло вот уже больше столетия, нет и по сей день. Можно ли его найти? Думаю, что можно. Но для того, чтобы сделать это, нужно, на мой взгляд, отказаться от традиционного взгляда на причины поражения России в русско-японской войне ("общий кризис системы", "гнилое самодержавие" и дальше в том же духе) и посмотреть на события иначе,с другой стороны.
      Итак, прежде всего отметим, что техническое превосходство японцев (если оно и было), не было настолько ошеломляющим, чтобы заранее предполагать победу японцев - русский флот в техническом отношении ничуть не уступал японскому, и даже со пресловутыми снарядами было далеко не все так плохо, как может показаться на первый взгляд. Дальше - качество личного состава также было не настолько плохим, как принято считать. и русские комендоры стреляли, скажем так, как британские в Ютландском сражении на общем фоне германских комендоров (кстати, и потери от артиллерийского огня немцев британцы в Ютланде понесли существенно большие, нежели их противники от английского. Но никто при этом не говорит об общем кризисе системы и прочем). Адмиралы? Опять же, не сказать, что русские адмиралы (за редким исключением) были так уж плохи и никуда не годны. Даже Рожественский в определенном смысле может быть отнесен к разряду если не выдающихся адмиралов (это не ирония), то, по меньшей мере, крепких середняков уж совершенно точно - а и то правда, довести сбродную эскадру, составленную из подлинного зоопарка кораблей и укомплектованную далеко не отборными экипажами, без потерь через весь мир из Кронштадта до Цусимы - это сам по себе если и не подвиг, то весьма приличное достижение (заметим, это не одиночное плавание, а поход целого флота, причем не только боевых кораблей, но плавучего тыла эскадры. Увы, добившись стратегического успеха, Рожественский проиграл Того тактически). Следовательно, проблему нужно искать в другом. Но в чем?
      И вот здесь на память приходит изречение "великого молчальника" Хельмута фон Мольтке, который старший. Тот писал в своих "Военных поучениях", касаясь вопросов военного планирования, что если соображения, принятые за основание, оказываются неверными, то вся работа пропадает: даже одна ошибка, сделанная при первоначальном сосредоточении, едва ли может быт исправлена в течении всей кампании.... И если при всех прочих равных условиях русский флот проиграл войну на море с японцами, то, видимо, именно здесь и надо искать причины неудачи - они будут первостепенными, а уж все остальные только наложились на эту главную и усугубили последствия предвоенных расчетов-просчетов.
      И если искать причины неудач в этом русле, то я бы выделил здесь следующие моменты:
      1) на первое место я бы поставил, если так можно выразиться, "несерьезное" отношение к самой войне со стороны императора Николая II. Нет, нельзя сказать, что он совсем уж, что называется, "забил болт" на подготовку к войне. В конце концов, программа усиления флота на Тихом океане свидетельствует в его пользу. Нет, проблема в другом - японцев в Петербурге (во всяком случае в ближайшем окружении императора) не воспринимали как действительно серьезных и опасных противников (этакая "пржевальщина", о которой я уже писал прежде);
      2) на второе место я бы поставил "ушибленность" русского военно-морского ведомства и адмиралитета уроками и последствиями Крымской войны, истолкованными довольно однобоко и превратно. Похоже, русский флот изначально не готовился к борьбе за господство на море, к наступлению, но был "заточен" на оборону - стратегическую, не исключавшую смелых контрдействия, но именно на оборону, а не наступление, заранее отдавая инициативу противнику.
      Нет, идея превентивного удара по японцам в головах русских морских штабистов и адмиралов витала, но не хватило политической воли для ее реализации (как с Босфорской операцией в сер. 90-х гг. XIX в.). Однако отдав инициативу японцам, русские адмиралы заранее поставили себя в то самое проигрышное положение, о котором писал Мольтке. Того, нанеся удар первым, захватил инициативу, вывел из строя два лучших русских броненосца, после чего преимущество японского флота на море стало неоспоримым, а после катастрофы 31 марта - и вовсе подавляющим. По существу, на несколько недель русский флот перестал быть активным игроком на море - имея в строю три броненосца ("Полтава", "Пересвет" и "Победа", причем два последних - скорее броненосцы II ранга) и 1 броненосный крейсер ("Баян"), да и тот разведчик, против 6 первоклассных японских броненосцев и 2-х броненосных крейсеров-малых броненосцев ("Ниссин" и "Касуга", "асамоиды" я в расчет не беру преднамеренно - владивостокский отряд крейсеров отвлекал большую их часть на себя), ни один здравомыслящий командующий не стал бы рисковать этим отрядом (даже не эскадрой) действующих кораблей, пытаясь отразить неприятельский десант - противник, имея превосходство в силах, уничтожил бы этот отряд и обрел желанное господство на море до Цусимы.
      Отсюда можно сделать вывод - точка невозврата для русской 1-й ТОЭ была пройдена тогда, когда Алексеев и Старк не получили разрешения на превентивный удар по неприятелю 21 января 1904 г., а окончательно шанс выиграть войну на море был утрачен 31 марта 1904 г. Если до этих событий еще что-то и можно было исправить, то после них - уже нет.

1113887_original