Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Собака Калин-царь

Свидетели вольного Новгорода...

       Есть такая упоротая по самое по не могу секта на просторах Енота - "Свидетели вольного Новгорода", вольность которого и все древлее благочестие и благолепие гнусные московиты-рабы изничтожили под самый корень. Ну вот, намедни читаю у одного такого свидетеля, что де "выход в Балтику Московитам никогда не принадлежал. Это были новгородские земли, оккупированные Московией". Иван Калита, надо полагать, немало удивился бы этому, когда жаловал (вместе с новгородским посадником, тысяцким и «всем Новагородом») некоего Михаила «Печерской стороной», наказывая тамошним обитателям, что их де «ведает Михаило по пошлине, како то было при моих дядях и при моем брате при старейшем». Точно также внук Ивана Калиты, Дмитрий Иванович, спустя полвека сообщал жителям Печоры, что он пожаловал Андрея Фрязина Печорой «как было за его дядею за Матфеем за Фрязином» с тем, чтобы печеряне его слушали и почитали, а он, Андрей, их, печерян, «блюл» бы и «ходил» бы у них «по пошлине, как было при моем деде при князи при великом при Иване, и при моем дяде при князи при великом при Семене, и при моем отци при князи при великом при Иване, так и при мне».
      И Иван III об этом не догадывался, когда заявлял новгородским лутчим мужам, что «Мы владеем вами и жалуем вас и бороним отвселе, а и казнити волны же есмь, коли на нас не по старине смотрити начнете…». А еще Иван Иван разгневанно указывал новгородской «господе» на неуместность ее требований относительно сохранения прежних порядков, мотивируя это тем, что де «вы ныне сами указываете мне, а чините урок нашему государьству быти, ино то, которое государьство мое». А еще Иван обещал тем же новгородцам, что «в вотчины их не вступаемся, а суду быти в нашей отчине в Новгороде по старине, как в земле суд стоит».

LebedevK_UnichNovgrodVecha


      И таких цитат из летописей и договоров можно набрать превеликое множество (я взял только первые попавшиеся под руку). Но свидетелям они не нужны - у них уже сложился параллельный мир и параллельная Вселенная, и если факты их теории не соответствуют, то тем хуже для фактов.. Печально,в общем, очень печально...
      P.S. Я помню о том, что великий князь московский был еще одновременно и великим князем владимирским.

Басманов_старшой

О характере украинской "государственности"

       Или стоило ли Тишайшему ввязываться в польско-украинские разборки.
      Н.С. Трубецкой (тот самый, который "евразиец") отвечает Д.И. Дорошенко (который самостийник) в 1928 г.:
      Не подлежит сомнению, что между обеими редакциями (западной и восточной) русской культуры существовали довольно глубокие различия, порождавшие как притяжения, так и отталкивания.
      Для украинцев государственность большого стиля была чем-то чужим и внешним, ибо она ассоциировалась для них с государством польским, от которого им приходилось обороняться; развиваясь в постоянном отмежевывании от давления государств, они, естественно, были склонны к известному государственному минимализму, граничащему с анархией.
      Напротив, великорусы выросли и развились в государственном строительстве, в сознании колоссальных возможностей и миссии государственного объединения, государственность большого стиля была для них своим национальным делом, национальной миссией, и потому естественным для них являлся известный этатизм, государственный максимализм, по необходимости связанный с некоторой жестокостью государственной власти.
      Это резкое различие между обеими редакциями русской культуры во вопросу об отношении к государственности порождало некоторое отталкивание: москвичам украинцы казались анархистами, украинцам же москвичи могли казаться мрачно-жестокими. Но в то же время это же различие порождало и притяжение: московский государственный максимализм и пафос сильного государства большого стиля, «хотя бы и с жестокой государственной властью», производили сильное впечатление, действовали заразительно, и, конечно, именно это побудило государственных людей Украины присоединиться к Москве, и не только присоединиться, но принять и самоё активное участие (не за страх, а за совесть!) в общерусском государственном строительстве...


250px-Nikolay_Trubezkoy


      P.S. Terrible и его бояре были умнее - они были готовы отказаться от претензий на Киев и пр. в обмен на признание Литвой русских завоеваний в эпоху Ивана III и Василия III и союз против Крыма.

Женераль Мельчетт

Точка зрения,

которая имеет место быть.
      Читаю:
      «Местр (имеется в виду Жозеф де Местр – Thor) никогда не считал, что в 1812 г. русские одержали победу над Наполеоном. Наполеон с военной точки зрения войну не проиграл. Он пришел, сжег Москву и ушел обратно. Его впустили в Москву, и никто его оттуда не выгонял. Он ушел, когда сам решил это сделать. Кутузов лишь проводил его до границы...».

joseph


      Вот так. Хорошо, что Понас этого не читал…

Старый еврей

Нет повести печальнее на свете...

       Снова о торжокском разорении. На этот раз первом, которое случилось то ли в 1315, то ли в 1316 гг. ("в лето 6823", а там как считать - мартовским годом или сентябрьским, я вдаваться в эти подробности пока не стал , хотя склоняюсь к тому, что все-таки 1315 г.).
       Снова у нас есть несколько версий событий - условно говоря, "тверская" и "новгородская". Понятно, что обе они видят лишь одну сторону медали и "истина где-то рядом" (тм), возможно даже, что и посредине (насчет третьей версии - о ней дальше).
       Начнем с тверской версии. Итак, что сообщает нам тверская летопись - а вот что:
       "Прииде князь велиикий Михайло из Орды, а с ним Татарове силнии, иде к Торжку с Татары с к князы Суздалскыми; и бишася с Новогородци у Торжку месяца февраля 5, и победи великий князь Михайло Новгородцы, и убиша Новогородцев боле тысящи, и пожже пригород; а Новогородци инии збежаша в Новгород, из града предашася. И повеле князь великий Михайло имать их, и има Афанасия Даниловвича и князя Феодора Ржевского, и бояре их, и кто надобен князю; а иных омирив посади, а кремль их повеле разнести...".
       Итак, что мы видим? Михайло Тверской (который благоверный и страдалец за хрестьянство) пришед к Торжку с суздальской ратью, со своими полками и с "сильными татарами" (сердечко не екнуло у него, сыроядцев на землю Русскую наводить? Нет, не екнуло, благоверным он потом станет, а пока можно, чай епископ свой человек, отмолит грех-то). Новгородцы рискнули в поле с ним встретиться и ожидаемо были побиты, кто бежал - бежал, кто убит - убит, кто-то укрылся в Торжке, в тамошнем кремле, ибо посад торжокский михайлово воинство пожгло (специально выделил - посад торжокский был тогда сожжен со всеми вытекающими отсюда последствиями- Thor). Тех, кто укрылся в кремле торжокском, князь великий омирил, кого-то в цепи заковал, взял в полон князей Афанасия Даниловича, брата Юрия Даниловича Московского и Ивана Даниловича будущего Калиты и Федора Ржевского с их боярами за кампанию, после чего, разрушив торжокский кремль, удалился с гордо поднятой головой.
       Новгородская версия несколько иначе детализирует картину случившегося. Афанасий Данилович, бывший тогда князем новгородским, со своими новгородцами, узнав о том, что Михаил Тверской с "окаянным" Таитемиром со татаровями злыми идет на Русь, пришли в Торжок и стояли там 6 недель, "вести переимающе".
       Тем временем Михаил, совокупив всю силу Низовскую, и Таитемир со своими татаровями двинулись к Торжку. Афанасий с новгородцами и новоторжцами "изидоша противу на поле". И "бысть же тогда попущением божиим, не мало зло створися: съступившемася обеима полкома, бысть сеча зла, яко не мощи исповедати", - писал дальше новгородский книжник.
       Все-таки Торжок для новгородцев место проклятое - побили их тверичи, низовцы и татаровя, "и ту убиша много добрых муж и бояр новъгородчкых: убиша Ондрея Климовича, Юрья Мешинича, Селивана, Тимофея Андреянова сына тясчкого, Онанью Мелуева, Офоносва Романовича и купцев добрых много, а иных новгородцов и новоторжьцов бог весть; а инии, останок, вбегоша в город и затворишася в городе с князем Афанасием...".
       Михайло Тверской потребовал было от новгородцев выдать ему Афанасия Даниловича, но получил категорический отказ: "Не выдадим князя Офанасиа, нь изомрем честно за святую Софею". Тогда Михаил потребовал выдать ему служилого московского князя Федора Ржевского, и новгородцы, скрепя сердце, согласились выдать его, а заодно и заплатить выкуп "5 тем гривен серебра", на чем стороны "мир доконцаша и крест целоваша".
       Но нашему будущему благоверному крест поцеловать - раз плюнуть, ну поцеловал, и что с того? Князь же есть, хозяин своего слова - сегодня дал, завтра взял (есть, кстати, у нас такие вот любители опрокидывать нормы морали сегодняшние во вчерашний день - типа, надо все делать правильно, в согласии с нормами христианской морали). И дальше новгородец пишет:
       "И по миру призва князь к собе князя Афанасия и бояры новгорочкыя, изыма их и посла в Тьферь в таль, а останок людии, что есть в городе, нача продаяти, колко кого станет, и снасть отъима у всех".
       Любопытно было бы узнать, кому продавал христианские души наш будущий благоверный? Выходит, что татарам - союзникам надо платить , так что, похоже, наш князь заодно провернул неслабый такой гешефт.
       А теперь, вишенкой на торте, повесть о разорении Торжка из жития Ефрема Новоторжского. Составитель "Жития" сообщает нам, что :
       "Поби князь Михаил Тверский весь град Торжок и церкви божия разори, инокинь же и девиц оскверни, имения от ту живущих поймав, град же огню предав, обитель же сию до основания разори, настоятеля же и братию погуби, утварь церковную и монастырское строение во Тверь отпровади. Тогда же и сущее писание о житии и о прихождении преподобном взял с собою, ни единыя потребы остави. Не точию сию едину обитель разорити повели, но иныя церкви и монастыри и села и веси града того".
       Другая редакция повести несколько более словоохотлива по сравнению с первой в описании бедствий, обрушившихся на Торжок:
       "Таково бо жестокосердие тогда содеяся на град и на люди. Аще бо и едина вера бяше, но злобою горши показася, понеже бо людей тех во граде огню предаде, а иныя в реце потопи, инии младенца остави, но всех поби мужеский пол и женский и смерти предаст, черноризець же и девиц обнажати повеле, потом же их и убивати. И имение града того все пограби и церкви разори и святыя иконы и книги церковныя все поймал. Потом же град весь и святыя обители града того все огнем попали. И тогда град Торжек и обители быша от него в конечном запустении. Тогда и о преподобием Ефреме сущее писание изгибе...".
       Не совсем понятно, почему некоторые исследователи пишут, что де "летописные сведения о котором (походе Михаила Тверского на Торжок - Thor) расходятся с изложением событий автором Жития преподобного Ефрема". Очень даже не расходятся, и тверская летопись тому свидетельством. Она прямо говорит о том, что торжокский посад был сожжен (о пожаре говорят и результаты раскопок в Торжке) во время боя, а кремль разрушен потом, когда Михаил Ярославич вероломно нарушил крестное целование.
       На мой взгляд, вторая редакция "Повести" явно написана под влиянием более поздней повести о втором разорении Торжка Михаилом Александровичем Тверским. И описание разорения Торжка в первой редакции "Повести" представляется более ранним и более точным (впрочем, войско в городе, взятом на щит, всегда вело себя, мягко говоря, образом далеким от цивилизованного и культурного). Так что, при совпадении отдельных деталей (книжники особо не упарывались насчет соблюдения авторского права и кавычек не использовали, равно как и ссылок не делали) сама по себе печальная история первого разорения Торжка православными же тверичами и низовцами не вызывает сомнения. И ни единство веры (о чем, кстати. в житийной повести и говорится), ни языка, ни то, что и те, и другие - русские, ничуть не мешало тверичам и низовцам грабить и насиловать новоторжцев и продавать их в рабство татарам (а те только и радовались. Об этом, кстати, неплохо было бы призадуматься нынешним диванным военам и борцунам за красное и белое дело в Сети).
       В общем, пускай иллюстрацией к сему тексту снова будет картина, изображающея торжествующего тверского князя посреди горящих руин торжокского посада и убиенных новоторжцев... Самое то.



Басманов_старшой

Нацбилдинг по новгородски...

       Тут возникла некоторым образом претензия - мол, не люблю я тверичей. Признаться честно - нет, не люблю (спасибо Балашову, он сильно постарался, чтобы я их не взлюбил). Впрочем, я и новгородцев особенно тоже не люблю - особенно не за что. Кстати, в нацбилдинг они тоже неплохо умели - вот как раз и история про их навыки в религиозное и национальное единство и сплочение. И чуть позже, чем тверская экспедиция по восстановлению конституционного порядка.
       Итак, 1375 год. Пока там Дмитрей Московский со всею своею силою (кстати, новоторжци и новгородци, свою отмъщающе обиду ... скрегчюще зубы своими , поспешиил присоединиться к воинству Дмитрея, и кашинцы тоже пришли напомнить Михаилу Тверскому свою обиду - расстарался Михаил, со всеми успел подружиться, все поспешили свой вклад внести и свои подарки принести, отблагодарить тверичей за добро) осаждал Тверь и пустошил тверскую округу, новгородские ушкуйники, пока Муфаса и Шрам Дмитрей и Михаил сражались за первенство на Руси святой, решили по быстрому, под шумок ошакалиться.
       На 70 ушкуях (любопытно, какова была вместимость ушкуя - если, как пишут, до 40 человек, то, выходит, что ушкуйников, этих добрых молодцов, снарядилось в поход под 3 тысячи лбов, хотя, конечно, меньше их было - во всяком случае, новгородская летопись пишет о том, что было их мало, с полторы тышаци) под началом старейшин Прокопа и Смолянина, отправились за зипунами на Волгу.
       Первой целью добрых молодцов стала Кострома. Подступив к городу. ушкуйники "спешились" и сташа, ополчившася на брань . Костромичи во главе с московским наместником Александром Плещеем вышли из города побить-посечь добрых молодцов-разбойничков (кстати, а ведь в это время Новгород как будто союзник Дмитрея Московского, и Кострома - московский город. Да ладно, дружба - дружбой, а хабар с дуваном - это хабар с дуваном, это святое, тут дружбы быть не может. И вообще, у нас, чай, демократия, а не московская деспотия, где все по указке великого князя живут - мы же люди вольные, кого хотим, того и грабим, убиваем и палим, а еще и полон продаем), а и было тех костромичей ,если верить новгородской летописи, аж много, болши 5000 (врут, ей-богу врут мин херц, откуда в Костроме столько взялось ратных? Но то, что костромичей было больше - несомненно. Ландштурм он и есть ландштурм).
       Как вы думаете, чем закончилась эта история? Напомню схожий случай - битва при Висбю, случившаяся немногим более десяти лет раньше - там тоже профессионалы столкнулись с любителями. Примерно в том же духе произошла и наша история. Новгородские атаманы решили стратагемнуть, и разделишася новгородци на 2 части: одину половину отпоустиша в таи в лес (ну вот прям скажи Засадный полк!), а другая половина в лице оудари .
       Хитрый маневр Прокопа и Смолянина увенчался успехом - обоидоша около по можжеелнику? новгородский "засадный" полк ударил в тыл костромичам и "дружине" Плещея, пока те ввязались в бой и ударившей им в лоб другой половиной новгородцев.
       Наместник костромской быстро сориентировался в ситуации и со своими "дворяны" подав плещи, побег в Кострому и дальше, а за ним побегли, не бившеся, с поля боя и сами костромичи - острокопытники голодраные. Обрадованные ушкуйники начали делать то, что умели лучше всего - brennen, morden und rauben. Мнози ту на побоищи побьени быша и падоша, а друзии по лесом разбегошася, и иных живых поимали и повязали - записал новгородский летописец о судьбе злосчастных костромских "храбров".
       Но на этом история не закончилась. Описав печальную судьбу костромских мужей-тамоек, новгородский книжник дальше писал: Новгородци жи видеша оставлен град и небрегом, и несть емоу забороны ни откудоу же, и взяша град и пограбиша его до конца, и стоявше в граде неделю целу, и всякого скровища взыскавше изнесоша, и всякии изъобретше и поимаша. Ну да ладно, товар там и сокровища - то дело такое, пустяки, так-скать, и дело житейское, наживное - Бог дал, Бог и обратно забрал. Но не таковы славные обычаи в нашей Кастилии. Новгородци еще и множество народа крестьянского полониша, моужеи и жен и девиц и награбленными животами и полоном отправились вниз по Волге.
       По дороге ушкуйники напали на Нижний Новгород и подвергли его разорению, много всякого полона взяша и град зажгоша . Сделав по дороге дальше крюк, Прокоп и Смолянин со товарищи черезх Каму вышли обратно на Волгу, добрались до Булгара и там полон всь крестьянской попродаша бессерменом, или костромской или Нижнего Новагорода, жены и девицы. А и то правда - чего добру-то пропадать, девки и бабы - они в басурманов в цене, и в немалой, и сами душу отвели, и гешефт нехилый провернули. А то, что они православный русский люд попродали басурманам, так то не беда - то ж православные и русские из другого уезда, из другой волости. И вообще, вернемся их похода, церкву там поставим или свечу в сто пудов зажжем, отмолим грех. Одним словом, "если я украл корову - это хорошо...".
       Вот такая вот вышла история. Конец ее поучителен - ушкуйникам их подвиги не пошли впрок, побили их под Астраханью тамошние басурмане, и ни един от них не остася, а имение их все взяше татаровя злыя. Облом-с.

bp


Собака Калин-царь

Нацбилдинг по тверски...

       В предыдущей части перед нами был тверской вариант описания падения Торжка и наказания высокоумных и жестоковыйных новгородцев. А теперь, согласно принципу Audiatur et altera pars, заслушаем версию пострадавшей стороны.
      Эта версия у нас есть в двух основных вариантах, наиболее близких по времени к описываемым событиям - в Симеоновской летописи, которая хотя и была создана в конце XV века, однако торжокская повесть, которой нет печальнее на свете, изложена в ней согласно Троицкой летописи, а эта последняя была создана в начале XV в., т.е. не так чтобы уж и очень давно после описываемых событий и еще были живы те, кто пережил эту яркое проявления чувства национального и религиозного единства (кстати, пишут, что Симеоновская летопись включает в себя тверскую переработку протографа Троицкой летописи). Второй вариант представлен в Софийской I летописи старшего извода (и Новгородской IV летописи), составленной несколько позднее основы Симеоновской и представляющий собой своего рода амальгаму тверской повести и повести нетверской.
      Согласно варианту Симеоновской летописи, новгородские мужи ехали себе тихо мирно, никого не трогая, в Торжок "ставити города" (по этому поводу есть предположение, основанное на результатах археологических раскопок, что целью новгородцев было дальнейшее совершенствование и продолжение строительства каменной крепости в Торжке, начатое ранее). Прибыв в город, они выгнали (съслаша) из него тверского наместника (наместников?) (при этом ничего не говорится о граблении и побивании тверских мужей, оказавшихся не в том месте не в то время - а вот Софийская летопись об этом пишет).
      Михаил Тверской, узнав о совершенных новгородцами непотребствах, събрав воя многы, прииде ратью к городу к Торжку . Дальше Симеоновская летопись неожиданно комкает рассказ, а вот Софийская сообщает, что в ответ на смиренные (sic!) просьбы Михаила о выдаче ему виновников непотребства и возвращении наместника в Торжке бысть между их т.е. новгородцев и новоторжцев - Thor раздоря, и смятеся весь град , но в конце концов сторонники жесткого ответа одолели коллаборантов тверских и михаиловых доброхотов и ни мала хотяху покоритися и с послы посылаху с ответы, а все с высокоумием - надо полагать, рассчитывая на высоту и крепость стен, башен и валов торжокских.
      После обмена послами и явно неудачи с примирением (нашла коса тверская на новгородский и торжокский камень) стороны перенесли прения в поле - ополчишася на бои сами бояре новгородскыи, похвалившеся мужества своего ага, опять мотив гордыни нечеловеческой, обуявшей жестоковыйных новгородцев - Thor и въоружившеся, выехаша из города, купно же с ними и гражане новоторьжци, битися с тферичи.
      Что было дальше - случилось то, что должно было случиться. Порядок и класс бьет количество - профессионалы тверичи одолели союзников-любителей, побив многих знатных новгородских мужей и обратив остальную силу новгородскую и новоторжскую в бегство. А вот что было дальше - тут рассказ начинает расходиться с тверской версией.
      Поначалу все идет примерно в том же русле - тферичи зазгоша посад с поля с конца града с поветрия т.е. сделали это преднамеренно, не в пылу боя - Thor и и удари ветр силен с огнем на весь град вкупе, и буря велика, и поиде огонь пламенный пожар по всему граду, и погорел весь Торжок дотла. И дальше книжник живописует красками картину тотального разорения и погрома Торжка торжествующими тверичами (твою ж дивизию - но ведь Михаил как будто великий князь, Торжок - его город, в нем пусть и неразумные, но его подданные, а вот поди ж ты! Точно что Топтыгин на воеводстве, который погром в типографии учинил, сел на корточки и ждал поощрения):
      И бысть пагуба велика крестьяном, ови огнем погорели над животом во дворех, а иныи вбегоша в церковь Святыи Спасс и тамо затхошася, и огнем запаления изъмроша, а инии от огня бежачи, в реце истопоша в Тферци... . Тем временем бравые тверичи, даром что русские и православные, добрыи жены и девици одирааху и до последней наготь, рекше и до срачици, иже ни поганые тако не творят, такоже и те в реце истопишася срама ради, и чернци, и черници все до наготы излуплено. А товара, что ся остало от огня, и иконыи круты много поимаша Православные, что уж там - да только это не наши церкви и не наши святые, а торжокские - Thor много поимаша злата и сребра.
      Потом уже, когда все закончилось, истоплых и избьеных мужеи и жен 5 скуделниц насметаша. А инии погорели без останка, а инии истопли без вести и поплыли вниз по Тферци. Бравые же тверичи со своим князем, смиренным и кротким, изымав на Тферь полона, мужа и жен, без числа поведоша множество, а и товара много поимаша, что ся остало от огня ... и безчислену корысть приобрете и припровали в свои град на Тферь.
      Ну и общий итог - И кто, братие, о сем не плачется, кто ся остал живых видеввыи, како они нужную и горкую смерть подъяша ... еже ни от поганых не бывало такова зла Торжьку.... Сравним эти слова с "нравоучителными" словесами тверского книжника - сами, мол, виноваты, ссзб, так что нет к вам никакой жалости. Мдя, вот уж действительно - единая нация и единая вера...

232572-7790409d2ef33e70e54b1f4fc0e69559


Басманов_старшой

Рука Всевышнего Отечество спасла?

       Общеизвестно, что "во время нашествия Тамерлана при великом князе Московском Василии I в 1395 году чтимая икона была перенесена в Москву для защиты города от завоевателя. На месте «сретения» (встречи) москвичами Владимирской иконы был основан Сретенский монастырь, давший название улице Сретенке. Войска Тамерлана без видимых причин повернули от Ельца обратно, не дойдя до Москвы, что было расценено как заступничество Богородицы...".
      Губерния по этому поводу пишет, что де "по легенде, в тот самый час, когда жители Москвы встречали Владимирскую икону на Кучковом поле, Тамерлан отдыхал в своем походном, похожем на дворец шатре. Вдруг он увидел во сне великую гору, с вершины которой к нему шли некие мужи с золотыми жезлами, а над ними явилась в лучезарном сиянии Величавая Жена. Грозно Она повелела завоевателю оставить пределы России. Проснувшись в трепете, Тамерлан спросил прорицателей о значении видения. Ему ответили, что Жена – это Матерь Божия, Заступница христиан. Тогда Тамерлан приказал полкам идти обратно".

Vladimirskaya_ikona_2


      Итак, по неведомой причине. увидав во сне некую гору и прочих мужей Железный Хромец вдруг осознал, что он сильно неправ, когда решил иттить на Москву, будущий III Рим, и решил исправиться, повернув назад. Но есть ли логические объяснения этому шагу Потрясателя Вселенной? Не сильно-т он и похож на того, кто может от каким-то снов повернуть назад, не доделав начатое дело. Можно, конечно, предположить, что он решил, что овчинка выделки не стоит и кошку стричь - визгу будет много, а шерсти - мало, да и подранные руки потом еще лечить придется? Можно. Можно ли предположить, что Тамерлан и вовсе не хотел идти на север? Можно. Однако же есть одно любопытное летописное известие, записанное петитом в самом подвале. Осенью 6904 года некий мор поразил Орду, ее "приморие", людей и скотов всяких.Напрашивается предположение, что это известие может иметь отношение к нашей истории, и войско Тимура, в котором могла свирепствовать эпидемия, равно поражавшая воинов и коней, повернуло назад именно по этой причине (иди, скажем так, что этот мор стал причиной, по которой Тимур решил дальше не развивать наступление ни на запад, против Литвы, ни на север, против Москвы)?
      Лично мне такой вариант развития событий представляется более чем вероятным, нежели все остальные и уж точно он не имеет никакого отношения к мифологии.

Собака Калин-царь

Укрощение строптивого

       Е. Край. Скиф. Алтай. Пазырыкская культура. V-IV век до н.э.

Скиф. Алтай. Пазырыкская культура. V-IV век до н.э.


      Вот интересно - всадник ли коняшку чеканом стукнет промеж глаз или же коняшка его прежде с себя сбросит? Делаем ставки?
Басманов_старшой

От сшибки к "сидению"...

       Вопрос - когда произошла перемена в тактике русских ратей в "долгом XVI веке", перемена, в ходе которой "нормальное" полевое сражение "стенка на стенку" сменилось на "сидение" в укрепленном лагере-вагенбурге или гуляй-городе ("римлянин побеждает, смирно сидя")?
       В самом деле, если взять 2-ю половину XV в, или самое начало следующего столетия, то рати великого князя бьются лучным и иным боем и ручным сечением в обычном порядке, как заведено были при их дедах и прадедах. Что под Суздалем, что на Шелони или на Серице, на Ведроши или под Оршей и Коломной - везде русские полки атакуют неприятеля и не отсиживаются в обозе. И даже в середине XVI в. эта традиция не ушла еще в прошлое - при тех же Судьбищах бой развивался по старому сценарию и лишь на завершающей стадии остатки разбитой русской рати откатились под прикрытие обоза и засеки (но это явно был экспромт, а не предбоевая заготовка). И, кстати, любимец публики, Сигизмунд наш Герберштейн, ни единым словом не обмолвливается об обычае московитов устраивать укрепленные лагеря, откуда, по словам О. Курбатова, так удобно устраивать всякого рода "диверсии" против супостата.
       Однако во 2-й половине XVI в. такие сражения (во всяком случае, с участием более или менее крупных ратей) отходят в прошлое. Молоди, Венден, "стояние" под Москвой в 1591 г. развиваются уже по иному сценарию. Да и в Смутное время оборонительная тактика продолжает определять московское "лицо битвы".
       Почему так получилось и в чем причины этой эволюции? Думается, что, с одной стороны, свою роль сыграло усложнение структуры полевых ратей, которые перестали быть чисто конными и получили смешанное строение (конница+пехота+наряд). Отсюда возникла проблема - как сочетать действия столь разнородных компонентов и, видимо, в Москве порешили, что игра от обороны дает больше шансов на выигрыш, нежели прежнее предпочтение, отдаваемое élan. С другой стороны, определенную роль, похоже, сыграло и увеличение численности войска как вообще, так и непосредственно принимавшего участие в сражениях. Третье - не оставляет мысль, что царь-батюшка отнюдь не считал своих ратных людей расходным материалом и не стремился лить кровь людскую как водицу, и это налагало свои ограничение на использование активной наступательной тактики. И как будто "сидение" менее рискованно в плане возможного поражения - встречный ой непредсказуем, а тут вроде бы есть некий элемент предсказуемости.
       Как то так выходит в первом приближении.



       P.S. Цитата:
       Без громких военных подвигов, даже без всякого воинского духа — в Москве угасла киевская поэзия военной доблести, — од ним нечеловеческим трудом, выдержкой, более потом, чем кровью, создал москвитянин свою чудовищную Империю...

Басманов_старшой

Отечественная юридическая наука

(а по совместительству - и историческая) понесла тяжелую утрату - оказывается. еще в августе месяце декан юридического факультета СЗИУ РАНХиГС, видный государственный и общественный деятель, член КГИ, один из авторов Конституции РФ 1993 года Сергей Цыпляев ушел на вольные хлеба.
       Велика наша боль и печаль по этому случаю - как же без этого светоча будет обходиться наша наука и образование, не говоря уже о политике? И пеплом Клааса будет вечно биться в сердце его слова, посвященные Новгороду, растоптанному ордынским сапогом тирана Васильевича, но не того, который внук, а который Иван III:
       На прошлой неделе в Калуге открыт памятник Ивану III, называемому Великим.
      К его заслугам, указанным на памятнике, отнесено: объединение русских земель вокруг Москвы, окончательное освобождение от власти ордынских ханов, единый свод законов – «Судебник», и строительство московского Кремля. Но памятник ни слова не скажет о том, как Иван III «воевал» Новгородскую республику.
      Здесь столкнулись два принципиально разных уклада жизни: самоуправляемое торгово-аристократическое Новгородское государство и военизированное авторитарное Московское княжество. Альтернатива предельно отчетлива. Великий Новгород – процветающее, богатое, самоуправляемое общество. Широкая грамотность, Ганзейский город Новгород больше Парижа. 460 лет демократии на уровне лучших мировых образцов. Новгородское вече нанимало князя и его дружину, между прочим.
       А вот как характеризовал правление Ивана III крупнейший русский историк Николай Костомаров: «Сила его власти переходила в азиатский деспотизм, превращающий всех подданных в боязливых и безвластных рабов. Его варварские казни развивали в народе жестокость и грубость. Его безмерная алчность способствовала не обогащению, а обнищанию русского края… Поступки государя распространяли в нравах подданных пороки хищничества, обмана и насилия над слабейшим… При таких порядках мог господствовать бессмысленный страх перед силою, а не сознательное уважение к законной власти».
      Противостояние ордынской Москвы и самоуправляемого Новгорода – это критическая точка выбора пути России. Кто объединит Россию, и какой она будет? Такой же вопрос решала Германия: Австрия или Пруссия? Железом и кровью Бисмарк обеспечил победу Пруссии, эта дорога привела к двум мировым войнам.
       14-го июля 1471-го года новгородцы проиграли принципиальное сражение на реке Шелони. А уже 15-го февраля 1478-го года Новгород окончательно сдался, снят и отправлен в Москву вечевой колокол – наш колокол свободы. В нашей гражданской войне Севера и Юга победил Юг.
       А дальнейшее нам все до боли знакомо. Начинается подавление свободомыслия и самостоятельных людей. Десятилетие Иван III ведет постоянную высылку бояр и лучших купцов. Выслали почти 10 тысяч человек при населении Новгорода около 30 тысяч.
       Окончательный финал наступает при Иване IV Грозном. В 1569-ом году он осуществляет карательную операцию, на уровне геноцида. Идут массовые показательные изуверские казни горожан, женщин и детей — по полторы тысячи человек в день. Новгород потерял от 15% до 50% населения, его звезда закатилась. Россия сделала свой исторический выбор...




       Если честно - не то чтобы устал, но комментировать этот полный набор "аксиом" пресловутого "либерального новгородского дискурса" с его непременными пятью столетиями демократии и пр. благоглупостями в том же духе никак не хочется и не можется. Ежели такие "светила" пишут у нас конституции и являются деканами юридического факультета академии госслужбы и народного хозяйства, то тогда чему удивляться, что у нас все идет наперекосяк?