November 11th, 2021

Нестор

Народная монархия

       Прочитал намедни (добрались таки руки) книгу Э. Калделлиса "Византийская республика"

ca50y57cbx0mivxan7hgki2ffi50njkw


      Не сказать, чтобы я был в особом восторге и эта книга перевернула мои представления о Византии, о власти и народе в Империи и их отношениях - как-то так получилось, что основной тезис Калделлиса (Византия действительно II Рим и сохраняет внутри себя старые римские традиции, в т.ч. и представление об императоре как о высшем республиканском магистрате и пр.) мне и раньше встречался в работах наших (и не только наших) византнистов (другое дело, чт Калделлис представил все это в более или менее систематизированном виде). Так что в этом плане он Америку не открыл и пороха не изобрел, тем более, что его построения имеют ряд уязвимых мест (к примеру, ощущается этакий негативный подход к оценке ъхристианства и его роли, а также роли церкви и патриарха в политической жизни Империи, или, другой пример - Калделлис много и долго рассуждает относительно того, что вот, мол, византийцы не уважают императора как ставленника Господа и пр., потому что они его легко свергают и т.д.., и т.п., хотя, если вспомнить того же Э. Канторовича и его концепцию "двух тел короля", то применение ее к византийским реалиям расставляет все по местам - византийцы трепетно относятся к Императору, но легко позволяют себе злословить и даже сбрасывать с пьедестала императора). А тут еще, по ощущениям, и перевод подкачал - текст вязкий, нудный, продираешься через него как через бурелом (кто ясно мыслит, тот ясно выражается - а тут, похоже, переводчик сдела так, что мысль автора еще нужно поймать).
      В общем, почитать стоит, и тем более поразмышлять - даже если не принимать концепцию Калделлиса целиком или по частям, но для того, чтобы поспорить с ним, нужно хорошо подумать и подобрать соответствующие аргументы. Одним словом, при всех претензиях, чтение было небесполезным, и даже не только и не столько потому что речь шла о Византии, сколько о тех параллелях и ассоицациях, что постоянно возникали в сознании при чтении этого текста с реалиями русского государства "долгого XVI века", от Василия II (только что победившего Шемяку) до юного Алексея Михайловича, столкнувшегося с Соляным бунтом и городскиим волнениями конца 40-х гг. XVII в. И как тут не вспомнить Х. Арендт и ее фразу о том, что "Институты страны наделяет властью именно народная поддержка, а эта поддержка — не что иное как продолжение того согласия, которое и создало эти законы" и "власть всегда нуждается в поддержке множества людей". В институционально слабых государствах того времени поддержка "снизу", санкция, которую давала власти "езмля", значила многое, если не все. И вряд ли можно полагать, в таком случае, спектаклем тот сценарий, в рамках которого Иван Грозный, заручившись предварительно согласием народа, учредил свою знаменитую опричнину - он сыграл по тем правилам, которые этот самый народ, "земство", вполне устраивали и потому его шаг с точки зрения народа был вполн елегитимным и допустимым, ибо "не может быть царства без грозы". Народная монархия, чего уж там скрывать, "Сила мнения народу, сила власти — царю" - славянофилы явно что-то знали...