September 1st, 2021

Собака Калин-царь

Неизвестная война...

       Ну что, вот оно и наступило - 1-е сентября. Начался новый учебный год, кончилось лето, а вместе с ним и III трудовой семестр (вместо отпуска который). Теперь заживем (правда, сложновато будет - иметь по 4-5 пар ежедневно, а года мои уже не те, когда такая нагрузка была не то чтобы чепуховой, но в общем-то приемлемой). Однако это не означает, что наше почтенство забросит все научные изыскания и прекратит что-либо писать - за лето нарисовалось несколько интересных тем, которым стоит уделить внимание и поработать над ними до Нового года (ну и само собой, остаются еще два великих проекта - к весне).
      Итак, сперва первая тема, которая неожиданно вдруг возникла несколько дней назад - о великой войне в середине XV в., потрясавшей Восточню Европу и втянувшей в свою орбиту и Русскую землю, и Литву, и Польшу, и, само собой, Орду (собственно, она и была главным действующим лицом в этой войне). и Крым, и даже Молдавию.
      Тема весьма любопытная и, как я посмотрю, в нашей истоирографии не то чтобы вовсе неразработанная, но так, затронутая мимоходом, вскольз, причем преимущественно через призму русско-ордынских отношений, а это довольно таки односторонний взгляд на события. Попробуем тезисно осветить общий ход событий.
      Начало конфликта можно отнести, судя по всему, к 1447 г. Именно тогда Казимир Ягеллончик, великий князь литоский, был избран королем Польши, восстановив посредством личной унии единство (довольно призрачное, кстати говоря) двух этих государств.

      Вот так Матейко представлял себе Казимира:

Kazimierz_Jagiellonczyk


      Не вдаваясь в подробности отношений Казимира,с одной стороны, с литовской магнатерией, а с другой стороны - с польской (а они, надо сказать, были весьма занимательны и заслуживают отдельного разговора), отметим, что необходимость быть сувереном сразу в двух государствах, интеерсы которых были, в общем-то, разнонаправленными, поставила перед Ягеллончиком сложную задачу - как усидеть на двух тронах, сохранив и жизнь, и власть (хотя бы малую ее толику). И ладно, если бы ему пришлось решать проблемы только во взаимоотношениях с аристократией - но ведь были еще и соседи. И далеко не последним из них был Саид-Ахмед, ордынский "царь".
      К тому времени Саид-Ахмед остался один, победив или пережив двух других своих конкурентов в борьбе за власть в Орде. "Троецарствие" в Орде как будто закончилось - Улуг-Мухаммед к тому времени порчил в Аллахе в Казани, а его сыновья занялись разборками друг с другом, Мухаммед Малый (он же Кичи-Мухаммед), кочевавший на востоке Орды, ввязался в борьбу с Абу-л-Хайром, ханом Узбекского юрта, и на время стал неконкурентом Саид-Ахмеду, вот наш "царь" решил, что пришло его время восстановить мощь и величие Орды. Ну а что - разве не было уже так, когда Орда рассыпалась, но потом честолюбивый и энергичный чингисид восстанавливал (хотя бы формально) политическое единство Джучиева улуса? А вот чего-чего, так это честолюбия и энергии Саид-Ахмеду было не занимать.
Окинув орлиным взором окрестности, Саид-Ахмед решил, что надо начинать с Казимира - во-первых, московский улусник Василий Темный вроде бы как исправно шлет дань и выказывает знаки почтения, а во-вторых, объединение Польши и Литвы как бы не совсем подходит для Орды. К тому же в богатом и важном во всех отношениях Крымском улусе с начала 40-х гг. утвердился Хаджи-Гирей, и не без помощи литовцев. Саид-Ахмед вспомнил, что в Литве обретается Михайлушко, сын покойного великого князя Сигизмунда, убиенного князьями переветниками и крамольниками. Михайлушко хотя и присягнул Казимиру, однако считался претендентом на литовский стол, и у него было немало сторонников среди литовской магнатерии, недовольной тем предпочтением, которое Казимир оказывал Польше.
      На этом и решил сыграть Саид-Ахмед и, договорившись с Михайлушком, с 1449 года, после того, как переговоры "царя" с Казимиром о наделении Михайлушки уделом зашли в тупик, татарский "император" начала нападения на владения Казимира - надо сказать, весьма успешные (на первых порах).
      Казимир, оказавшийся в крайне сложнйо ситуации, был вынужден пойти на экстраординарные меры. Он заключает союз с московским великим князем Василием II и обменивает признание Василия своим "братом" и сюзереном Новгорода (Новгород по этому соглашению, равно как и Рязань, отошли в исключительную сферу влияния Василия - тем самым Казимир отказался от достижений Витовта) на готовность Василия выступить против Саид-Ахмеда. Кроме того, Казимир поддержал Хаджи-Гирея, который, опираясь на согласие главных крымских родов, сумел таки утвердиться, и на этот рах окончательно, на крымском седалище.
      Последствия этих шагов не заставили себя долго ждать. Не прекращая практически ежегод воевать Казимира, Саид-Ахмед развернул наступлению и на владения Василия II. На протяжении проследующих 3-х (или 4-х - тут хронология расходится у разных авторов) "скорые татары сидиахметевы регулярно совершают походы и на Казимира, и на Василия II - с переменным успехом. Однако Саид-Ахмед переоценил свои возможности. Добившись серии успехов на литовском фронте, он не слишком удачно действовал на московском фронте, и в этот момент некоего равновесия на сцене объявился Хаджи-Гирей, не простивший Саид-Ахмеду своего изгнания из Крыма. Когда "царь" в 1452 (или 1453) году собрался было пойтить войной на Москву, на его походную ставку в Поле неожиданно напал Хаджи-Гирей и разбил "царя".
      Саид-Ахмед, не ожидавший такого подлого удара в спину, бежал. Пытаясь выиграть время, он попробовал найти укрытие в Киеве, где сидел князем Семен Олелькович (после бегства Михайлушки в Москву и скоропостижной его там кончины - говорят, что съел, как Шемяка, начиненную крысидом курицу - на князя Семена кк потенциального великого князя делали ставку литовские оппозиционеры). Однако Олелькович кинул Саид-Ахмеда и выдал его Казимиру.

      Таким представляли сильно позднее Олелььковича некие литоские маляры

SemenOlelkovich


      Обрадованный таким поворотом событий, Казимир приказал доставить пленника в Ковно и поместить его там в золотую клетку, в которой "царь" и скончался спустя некоторое время. "Скорые таатры сидиахметевы" еще пытались, под водительством сыновей Саид-Ахмеда (того же Мазовши), соершать набеги и на Казимира, и на Василия, но это уже была агония. В середине 50-х гг., судя по всему, бывшие сиди-ахметевы улусы были подчинены сыновьями Кичи-Мухаммеда, Махмудом и Ахмедом, а это уже другая история. Так закончилась эта скоротечная, но великая война, в ходе которой были заложены основы постордынского биполярного мира.