September 7th, 2020

Нестор

Историософии пост...

       В свое время В.М. Живов выдвинул любопытную идею/тезис относительно особенностей рецепции византийской культурной традиции на Руси после ее крещения. Вообще, рассуждения о том, что де Византия стала для Руси культурной метрополией и принесла ей факел знаний, мудрости (вписать по вкусу, чего там она принесла...). Но вот что вспоминается в этой связи - фраза, которую в свое время произнес известный потомок эфиопа: "Татары не походили на мавров. Они, завоевав Россию, не подарили ей ни алгебры, ни Аристотеля".
      Почему именно эта фраза вспоминается - а потому, что и византийцы не принесли Руси ни Аристотеля, ни алгебры. Почему, спросите вы? А потому, что, как писал В.М. Живов, из двух субтрадиций, составлявших гетерогенную византийскую культурную традицию, условно, "гуманистической" и "аскетической", на Руси была воспринята (точнее, передана, а потом воспринята) последняя. А в ней не было места для античной учености даже в ее усеченном, варваризованном "кухонном" варианте. "Аскетический" же идеал выразил небезызвестный протопоп Аввакум словами следующими:
      Аз есмь ни ритор, ни философ, дидаскальства и логофетства неискусен, простец человек и зело исполнен неведения...
       Аввакум, конечно, нескольку лукавил относительно своей простоты и неведения, но общий посыл "аскетизма" в его словах выражен совершенно ясно и прозрачно. Но вот почему так получилось и почему византийский "гуманизм" так и не добрался до Руси - я бы осторожно предположил, что тут дело упирается в особенности рецепции византийской культуры на Руси, но рассмотренной под другим ракурсом. Сама по себе Русь в раннем Средневековье (да и позднее тоже не слишком) была неготова воспринять в полной мере все богатство византийской культуры, и не только потому, что сами византийцы, жадные, как скорпионы, не особенно стремились делиться своей мудростью, которая делала их первым народом - ни ментально, ни технически Русь, русское общество не были готовы к этому сложному и трудоемкому процессу уже хотя бы в силу неразвитости собственной культуры (на фоне византийской) и ее главного носителя - языка. А вот греческий язык на просторах "Византийского содружества наций" не стал аналогом латыни для католического мира. Не зная же в совершенстве греческого, прикоснуться к миру византийского "гуманизма" было невозможно и тем самым эта субтрадиция оставалась недоступной основной массе русских книжников (в отличие от западных, для которых овладение латынью означало вступление в узкий круг посвященных и возможность прикоснуться к тайному - для непосвященных - знанию). Вот если бы греческий стал на Руси языком богослужения, то тогда...
      Но, увы, благодаря Кириллу и Мефодию этого не случилось, а в итоге круг чтения русского книжника (а, значит, и его кругозор и все, что с ним связано) оказался заключен в тесные рамки уставного чтения, в котором не было места ни Аристотелю, ни алгебре.
      P.S. Любопытно а что получилось бы, если бы болгарский царь Симеон, который Великий, сумел бы реализовать свою идею создания объединенного греко-болгарского царства и довел бы процесс "варваризации" империи ромеев до логического завершения? Как тогда бы развилась история русской культуры?

79895_original