December 5th, 2019

Нестор

Альтернатива

       Продолжая афинскую серию или о злокозненности Фукидида - от И.Е. Сурикова (знающий историк, и пишет хорошо. да вот беда - очарован афинским державным демосом и тамошней радикальной демократией).
       В своих биографических очерках про Алкивиада и Никия историк раз за разом возвращается к истории сицилийской экспедиции афинского войска и флота - крупнейшем военном предприятии Афин в годы Пелопоннесской войны. Как-никак, но больше 200 кораблей, 10 тыс. гоплитов, не считая экипажей кораблей - сила, что и говорить. Увы, экспедиция провалилась (и державный демок немало постарался, чтобы это случилось - опять же, потому что им, как быком за кольцо в носу, умело руководили из-за кулис политики-демагоги, решая свои мелкие личные вопросишки. А ведь на кону стояла не только судьба Афин!).
       Рассматривая обстоятельства, которые привели афинскую элиту к принятию этого рокового решения, И.Ею Суриков подчеркивает (и выстраивает убедительную систему доводов), что, вопреки Фукидиду, оно, это решение, отнюдь не было случайным. Афиняне давно уже проявляли интерес к этому региону, еще с начала V в . до н.э., со времен Фемистокла. В 3-й четверти столетия Афины заключают ряд союзных договоров с некоторыми сицилийскими полисами, а в 40-х гг. в Неаполь ходила афинская эскадра под началом стратега Диотима. По инициативе Перикла на месте разрушеного Сибариса в Великой Греции была построена общеэллинская колония Фурии. И ни о чем об этом Фукидид не сообщает - давно уже было подмечено, что он, при всей его кажущейся объективности и беспристрастности вовсе не так прост, каким пытается показаться на первый взгляд. Нет, Фукидид умело выстраивает интригу, там где необходимо для достижения нужного эффекта, он промолчит, не соврет, но и всей правды не скажет (Ксенофонт - тот попроще, не столь хитер). Одним словом, драматург, писатель, умело подводящий своего читателя к нужному выводу. Так и здесь, в этом случае - афиняне предстают перед нами глупцами и простаками, попавшими в ловушку из-за своего незнания. А вот, оказывается, все было не так, совсем не так, и экспедиции 415-413 гг. предшествовала аналогичная экспедиция 427-424 гг. туда же и, надо полагать, с теми же целями. Так что, предпринимая поход на Сицилию, афиняне шли по хорошо натоптанной дорожке и имели отличные представления о том, что их там ждет.
       Как известно, сицилийская экспедиция 415-413 гг. для Афин закончилась катастрофой. Флот погиб, армия - разгромлена и частью полегла на поле брани, частью, плененная, оказалась в сиракузских каменоломнях. Однако этот исход вовсе не был предопределен - судя по всему, решающую роль в провале столь масштабной и основательно подготовленной экспедиции был связан в немалой степени с ошибками командования - Никия, одного из лучших на тот момент афинских стратегов, но, увы, человека осторожного (этакий Фабий Кунктатор по-афински), обстоятельного и методичного, но, увы, противника этого похода. Но что было бы, если Никий и Алкивиад действовали бы в этом случае в одной команде? Алкивиад, обвиненный державным демосом в богохульстве, не стал дожидаться, пока ему предложат испить из кубка крысиду, и бежал к спартанцам, а если бы нет, что тогда? Ведь даже под чрезмерно осторожным командованием Никия афиняне не раз были на волосок от победы...
       Отвечая на этот вопрос, И.Е Суриков рисует следующую картину:
       1. В случае успеха Сиракузы (в которых, кстати, на тот момент была демократия афинского типа) стали бы частью Афинской архэ, а вместе с этим главным сицилийским полисом под контроль Афин попала бы и вся греческая часть острова.
       2. Опираясь на ресурсы Сицилии и Великой Греции (которая также попала бы в сферу влияния Афин), город Паллады добился бы перелома в Пелопонесской войне в свою пользу и заставил бы Спарту капитулировать.
       3. Афины превращаются в безусловного гегемона в восточном Средиземноморье и, само собой, в Греции, со всеми вытекающими для последующей истории Греции последствиями (вплоть до организации общеэллинского похода против Персии).
       4. На западе усиление Афин и греков в этом районе Средиземного моря не могло бы не вызвать резкого осложнения с Карфагеном и практически неизбежно вело к войне. Алкивиад предвидел это, и был готов воевать, пока, самое меньшее, не изгнал бы карфагенян из Сицилии, а то и вовсе не покорил бы Карфаген.
       5. Закрепившись на южной оконечности Апеннинского сапога, как отнеслись бы афиняне к возвышению Рима? Вряд ли положительно. А каковы были шансы римлян устоять против Афин в схватке один на один? Вот и еще одна альтернатива...

36850840d5226af92b9937b416107d26


       Но, увы, не срослось. Некие злоумышленники накануне отплытия эскадры осквернили гермы на улицах города, Алкивиада обвинили до кучи еще и в том, что он профанировал элевсинские мистерии у себя дома и... В общем, державный демос, которому подкинули говнеца на вентилятор, рад был стараться и целиком и полностью оправдал возлагавшиеся на него надежды. Все закончилось печально, и история пошла по тому пути, по которому пошла, а живые в итоге позавидовали мертвым.