September 17th, 2019

Старый еврей

"Темницы рухнут, и свобода

нас примет радостно у входа...". Радостно? Или же не очень?
       Вопрос не случаен - получил вот намедни биографию Бенкендорфа (да-да-да, того самого злодея!) Дм. Олейникова и, естественно, быстренько перелистал ее, чтобы составить общее впечатление и поставить в шорт-лист на прочтение.

YADBzLpR


       Несколько живописных штрихов к портрету несостоявшегося русского Наполеона (или Кромвеля? Пожалуй, что Кромвель лучше подойдет - такой же ханжа) - Пестеля, который Павел.

Пестель,_Павел_Иванович,_1824_г


       Автор биографии главного жандарма пишет:
       "Пестель и его единомышленники, «представляя себе живую картину всего счастия, коим бы Россия… тогда пользовалась, входили… в такое восхищение и, сказать можно, восторг», что «готовы были не только согласиться, но и предложить всё то, что содействовать бы могло к полному введению и совершенному укреплению и утверждению сего порядка вещей». Одной из непременных составляющих такого восхитительного будущего было введение диктатуры временного правления на ближайшие 10–15 лет с обязательным подкреплением её мощной тайной полицией, названной «Вышним благочинием». Для Пестеля было совершенно очевидно, что «тайные розыски или шпионство суть… не только позволительное и законное, но даже надёжнейшее и почти, можно сказать, единственное средство, коим Вышнее благочиние поставляется в возможность достигнуть предназначенной ему цели» — охраны правительства «от опасностей, могущих угрожать образу правления, настоящему порядку вещей и самому существованию гражданского общества и государства». «Сия необходимость происходит от усилий зловредных людей содержать свои намерения и деяния в самой глубокой тайне; для открытия которой надлежит употребить подобное же средство, состоящее в тайных розысках».
       Пестелева схема предполагала совершенно спрятать от общества всю систему государственной безопасности: «Вышнее благочиние требует непроницаемой тьмы, и потому должно быть поручено единственно Государственному главе сего приказа, который может оное устраивать посредством канцелярии, особенно для сего предмета при нём находящейся. Государственный глава имеет обязанность учредить Вышнее благочиние таким образом, чтобы оно никакого не имело наружного вида и казалось бы даже совсем не существующим; следовательно, образование канцелярии по сей части должно непременно… быть предоставлено Главе и никому не быть известно, кроме ему одному и верховной власти». Инструментом «Вышнего благочиния» должны были стать «вестники тайных розысков», то есть секретные агенты, собирающие «тайные сведения» относительно «правительства, народа и иностранцев».
       Расчёты численности необходимого для поддержания порядка корпуса жандармов проводились Пестелем на протяжении всего его «законотворчества». В его бумагах постоянно встречаются подробные вычисления, распределявшие блюстителей порядка по всей стране. Пестель прикидывает, зачёркивает, прибавляет — и итоговая цифра постоянно растёт. «Для составления внутренней стражи, — пишет Пестель в бумагах 1817–1819 годов, — думаю я, что 50 000 жандармов будут для всего государства достаточны». Через пару лет количество вырастает до 62 900 человек, а в варианте 1823 года ещё почти удваивается и составляет уже 112 900 жандармов".
       В распоряжении Бенкендорфа, с учетом штатных сотрудников III Отделения и чинов корпуса жандармов, не было и 5 тыс. человек. 5 и 112, да. Свобода, однако.
       P.S. Впрочем, слишком сильно ругать Пестеля за его полицейские наклонности все же не стоит. С отменой крепостного права и утратой помещиками их власти над крестьянами как правительственных агентов численность полицейских структур неизбежно должна была вырасти. Вопрос только в том, насколько.