April 10th, 2019

Басманов_старшой

Сомнения...

       Читаю в перерывах последнюю работу В. Замулина о подготовке Курской битвы.

1347026_550


       До конца ее еще далеко, но вот на одном моменте все же есть желание остановиться поподробнее. Автор подробно, на нескольких страницах, рассматривает вариант о возможности успеха вермахта в том случае, если бы он перешел в наступление не в июле, а месяцем или даже еще раньше, в мае. Подвергнув критике как нацистских генералов, так и идущих у них на поводу некоторых западных исследователей, он доказывает, что нет, такой возможности у фрицев не было ни в мае, ни в июне и уж тем более в июле. Нот вот как-то эта точка зрения выглядит не слишком убедительно. Почему?
       Тезисно. Я ничего не беру от себя, только использую те факты, которые приводит в своей работе сам В. Замулин. Конечно, германские войска и в мае, и в июле были не в лучшей форме (особенно 9-я армия), но и с другой стороны линии фронта дела тоже обстояли не лучшим образом. Прежде всего войска обоих фронтов, что Центрального, что Воронежского, в предыдущих боях понесли немалые потери и в людях, и в особенности в технике. Да, темпы "накачивания обоих фронтов живой силой и новой техникой впечатляют и они существенно превосходили немецкие. Однако качество этих пополнений оставляло желать лучшего (и автор подробно об этом пишет), причем на всех уровнях - начиная с рядовых и кончая сержантами и офицерами ротного-батальонного звена, а то и выше (В. Замулин отмечает также, что и командный состав в звене полк-дивизия тоже далеко не всегда отвечал стандартам). Это же касается не только пехоты, но и танковых войск, и в особенности авиации. Про технику я и говорить не буду. Пресловутые "пантеры" в боях июля месяца себя показали не с самой лучшей стороны, так что если бы их и не было, то немцы немного и потеряли. Одним словом, то, что Центральный и Воронежский фронты получили два месяца форы - это просто замечательно, у командования фронтов появился шанс привести эту плохо или совсем необученное пополнение в более или менее приличный порядок и дать ему освоиться в фронтовых условиях, хотя бы чему-то его обучить.
       Кстати, насчет обучения. Процесс подготовки войск шел наравне со строительством полевых укреплений, на что уходило немало времени, и это время естественным образом изымалось из процесса обучения войск, и каждый лишний день или неделя только на руку играли советскому командованию, но никак не немцам (им-то не нужно было вкладывать колоссальные усилия для обучения войск - пока еще в тактическом плане они превосходили советские войска, что признавало советское командование и на что указывает и сам автор книги). Даже такой вот момент обращает на себя внимание - учиться военному делу настоящим образом, параллельно строя при этом укрепления полуголодным бойцам и командирам на передовой было достаточно сложно. А на проблемы с обеспечением питанием войск на первых порах подготовки к сражению автор указывает, и неоднократно.
       Что еще обращает на себя внимание, так наш традиционный бардак, расхлябанность, распизд...во и наплевательское отношение к своему делу. Постоянно на страницах книги автор отмечает на в прямом смысле слова хронические недостатки хотя бы в том же строительстве оборонительных укреплений. Работа была проделана колоссальная, но на первых порах, в особенности в мае, была допущена масса ошибок и впустую было затрачено множество сил, времени и ресурсов для того, чтобы сначала сделать все абы как, а потом героическими усилиями преодолевать последствия проявленного распизд...ва и безответственности (и автор снова приводи великое множество примеров того, как не надо было строить укрепления). Вот и выходит, что если фрицы в июле сумели преодолеть на северном фасе дуги 1-ю полосу обороны и едва не прорвали 2-ю, то на южном фасе прогрызли обе и завязали бои за 3-ю полосу обороны. А если бы они наступали хоть и меньшими силами, но против слабой обороны, да еще выстроенной с серьезными ошибками?
       Что еще обращает на себя внимание - окончательное решение на переход к преднамеренной обороне в Москве был принят не сразу, и времени на приведение войск в соответствующее положение оставалось немного (в том случае, если немцы решились бы наступать в начале мая). И тут как не вспомнить майскую 42-го года катастрофу на Керченском полуострове, когда опоздание с переходом к обороне привело к тому, что Крымский фронт, численно существенно превосходивший неприятеля, потерпел сокрушительное поражение (кстати, это к вопросу о численном превосходстве - само по себе преимущество в численности что соединений, что людей и техники мало что дает при ошибках командования и низкой боеспособности войск на фоне тактического преимущества неприятеля).
       Подытожим - после прочтения этой части работы В. Замулина у меня сложилось четкое впечатление, что если у вермахта и был шанс добиться поставленной цели в операции "Цитадель", то только в мае 43-го, и чем дальше, тем меньше становился этот шанс.
       P.S. Наличие шанса вовсе не означает, что гансы непременно выиграли бы Курскую битву, начни они наступление в мае. Вполне могло статься и так, что их наступление было бы отражено и на этот раз, вопрос только в том, какой ценой. А вот как раз именно цена и определяла общий исход летней кампании 43-го на советско-германском фронте. В общем, пиррова победа - тоже победа. А ведь германское верховное командование сделало ставку на истощение Красной Армии, и даже проиграв битву за Курск в июле 43-го, вермахт сумел нанести Красной Армии потери, существенно превышавшие его собственные. И, как ни парадоксально это звучит, но в этом он частично добился целей, которые были поставлены в начале кампании.