October 25th, 2015

Старый еврей

Какая погода, такой и текст...

Оригинал взят у birserg_1977 в post
24 октября, и сегодня у нас с вами большой, большой день. В том же формате, как поминали Роммеля. Именно в этот день, в 1648 году, был подписан последний документ Вестфальского мира. Данный договор поставил точку в Тридцатилетней войне, и навсегда изменил всю европейскую (а через то - и мировую) политику. Мир до этого дня, и после него - вещи совершенно разные. Многие говорят, что именно в этот день, в Оснабрюке, окончилось Средневековье. Наверное, это справедливое суждение. И поминать нужно не только жертв самой страшной войны в истории человечества до ХХ века. Но и целую великую эпоху.

Наверное.

Но знаете, у нас тут сегодня будет не один пост. Поговорим и о войне, и о мире. А для начала, хочется немного о другом: мы ведь пьём помин не за документы, не за флаги над крепостями, не за движения фигур по доске.

Мы поминаем людей. Вот о них и хочется сказать в первую очередь. Мир до 1618-1648 годов не видел ничего ужаснее. Да, была Столетняя война, но все 116 лет она носила вялотекущий характер, и на её полях с обоих сторон стояли настоящие рыцари. Тридцатилетка вышла совсем другой: абсолютно бескомпромиссной и безжалостной. Её жернова перемололи целое поколение, выкосили 70% населения юга Германии. Даже во времена Чёрной Смерти не было ничего подобного.

Если у Бога бывает отпуск, то он явно брал его именно с 1618 по 1648. Незначительный, на первый взгляд, религиозный конфликт в центре Европы разгорелся по канонам литературы, постепенно превратившись в борьбу против власти Габсбургов над половиной континента. Миллионы полягут на полях сражений, будут вырезаны в захваченных землях и городах, умрут от болезней и голода.

1
Вот только как их всех помянуть? О ком обязательно нужно сказать, о ком можно умолчать? Тридцатилетка - это беспрецедентный военный конфликт в сочетании своего масштаба и продолжительности. Мы даже приблизительно не знаем, сколько жизней он унёс: для ориентира можно взять цифру в 8-10 миллионов человек. Как-то так.

Опустеют не то, что деревни - целые регионы. Католичества церковь закроет глаза на многоженство в южной Германии: а что делать, если мужиков просто не осталось? Спустя почти сотню лет "эхо войны" будет местами ещё очень отчётливым.

Думая о том, кого и как тут поминать, лично прихожу к одной мысли, выраженной в песни Владимира Семёновича: "Здесь нет ни одной персональной судьбы: все судьбы в единую слиты".

Давайте, для начала, пойдём именно от этого. Не разделить все эти 50 оттенков самой страшной религиозной войны в истории. Просто попытаемся взглянуть на людей, которых она затянула в свою воронку. Тех, кого и предстоит поминать сегодня. Вот они, смотрите, прямо перед вами, весь десяток миллионов. Хотите - в строю, хотите - бесстрастными рядами архивных папок. И в каждой своя история.

Ну же, берите наугад, смелее.

Collapse )