July 5th, 2015

Нестор

Мысли диванного теоретика...

      Вчера камрад smertnyy написал , комментируя 5-ю "Думку": "Целых пять постов написали, а как надо было делать непонятно...". Вопрос, в общем-то, закономерный, но, как по мне, совершенно неисторический - сейчас, обладая послезнанием и будучи (как мы полагаем совершенно уверенно, умнее наших предшественников), легко давать советы о том, "как надо" и "как не надо". Но меня всегда напрягали простые ответы на сложные вопросы - шестым чувством я чуял в таком ответе некий подвох (хотя, это, быть может, и не всегда правильно, но как есть, так и есть).Поэтому я и не стал давать советы в данном конкретном счлучае, как надо было делать - ибо я и сам не знаю, как надо, окажись в той ситуации, которая сложилась к исходу 1-й половины 20-х гг. Но раз ест такой запрос, попробую все же (нехотя) сформулировать свое видение диванного теоретика о том, "как надо" (в смысле, как бы я поступил, будь я на месте Фрунзе - сыграем в популярную на закате СССР игру "если бы я был директором").
      Поскольку вводные остаются неизменными (экономика в руинах, пустая казна, огромная терртория, совершенно неудовлетворительная инфрастуктура, отсутствие более или менее сильных, и, что еще важнее, надежных, союзников, расколотое общество - Гражданская закончилась де-юре, но де-факто еще идет, и само по себе население и в массе своей малограмотное и вовсе неграмотное и изрядно "подраспустившееся" за годы хаоса и анархии), то какие варианты можно было выбрать в данной ситуации? Похоже, что сколько-нибудь реальной альтернативы территориальной системе на тот момент все же не было и, следовательно, системная ошибка была неизбежна (можно, конечно, порассуждать насчет того, что, мол, большая армия была не нужна, ибо кто с нами будет воевать, но память об интервенции и кольце фронтов была еще очень свежа, чтобы не брать ее в расчет). Можно ли было парировать хотя бы частично последствия этой системной ошибки? Обладая послезнанием, можно сказать, что да, пойдя по немецкому пути и сделав упор на более качественную подготовку "кадра", в особенности младшего комсостава (тех самых "унтеров" или "сержантов") и превратив немногочисленные кадровые дивизии в своего рода большую школу по его обучению (по типу рейхсвера). Но, выходит, наши краскомы, которые катались в Германию на стажировку во времена дружбы РККА и рейхсвера, зря прокатывали казенные деньги и проедали напрасно харч - этот момент они заметили (что проскакивает в их аналитических записках и докладах по итогам командировок), но необходимых выводов они не сделали, оставив все по-прежнему. Ну и нехватка средств не могла не сыграть своей негативной роли.
      Почему? Осмелюсь высказать предположение, что здесь злую роль сыграла тезис Ленина "Заменить старые органы угнетения, полицию, чиновничество, постоянную армию всеобщим вооружением народа, действительно всеобщей милицией — вот единственный путь, гарантирующий страну в наибольшей степени от восстановления монархии и дающий возможность идти планомерно, твердо и решительно к социализму, не «вводя» его сверху, а поднимая громадные массы пролетариев и полупролетариев к искусству государственного управления, к распоряжению всей государственной властью...". И вкупе с определенной боязнью и недоверием со стороны партийного руководства и политиков к военным как к особой, замкнутой "касте", обладающей значительным политическим весом (а историю большевистское руководство знало, и помнило о том, что брюмер по итогам революции очень даже возможен, тем более возможно использование армии в борьбе одной партийной групы против другой), это и сыграло свою негативную роль в вопросе более тщательного и последовательного перенимания германского опыта. Ну и куда же без "классовой стратегии" и ставки на помощь мирового пролетариата?
      И последнее, переход от территориальной к кадровой системе, очевидно, запоздал. Этот переход, видимо, надо было делать сразу, как только Германия отказалась в одностороннем порядке соблюдать условия Версальского договора и начала его пересматривать (т.е.е в 35-м - 36-м годах). В Москве, похоже, это осознавали, но вот влиятельная часть армейской верхушки - нет (почему, это другой вопрос). В итоге переход запоздал и сопровождал резким обострением внутриармейской борьбы, проходившей на фоне обострения борьбы политической и одним из последствий этого обострения и стала "Большая Чистка" армии.
      Вот как-то так выходит.

Красноармейцы на параде в Киеве.