June 30th, 2015

Старый еврей

Думка...

      Забрал на почте вчера смирновскую "Боевую выучку Красной Армии", начал ее штудировать понемножку (сразу вопрос - а г-н Смирнов часом не булкохрустец ли? Как-то напрягает словооборот "большевицкий" - насколько я знаю, в русском языке принято писать "большевистский", а "большевицкий" - это "оттуда"). И вот по ходу дела возникла у меня такая вот думка - а почему, собственно, недостатки в обучении личного состава РККА были столь живучи? Ну вроде бы ж все ясно - "кадры решают все" (техника какая-никакая, но после 1-й пятилетки появилась, а уж после 2-й и подавно), недостатки в обучении и подготовке очевидны еще с сер. 20-х гг. (они кк бы не меняются, сплошной повтор идет из года в год), все о них знают. И в то же время точно также из года в год одна и та же картина (наверно, улучшения все-же были, но общий фон все равно оставался довольно печальным и тоскливым). "Душераздирающее зрелище!" (с). И хотя у каждой катастрофы есть конкретное имя, однако же из года в год конкретных виновников тех или иных упущений и недостатков не наказывают - в лучшем случае пожурят чуть-чуть, и не более того. И тут сразу аналогия - с партбоссами, (партийными "баронами"). Их ведь тоже не шибко трогали, за провалы и косяки не спрашивали по всей строгости революционных законов. Вот, взять ту же Украину - ни Косиор, ни Чубарь, ни Петровский - никто из них за голод 32-33 годов ни в 34-м, ни в 35-м году не ответил. Ну да, Косиор там покаялся - типа недосмотрели, недоглядели, вовремя внимания не обратили, но это и все. И что, Якир тот же, командовавший войсками Киевского округа, за многочисленные косяки в боевой подготовке вверенных ему войск сильно был наказан в том же 34-м или 35-м годах?
      А вот тут и возникает мысль такая - а что если? Короче, в одном из сборников материалов совещаний при наркоме кто-то из "генералов" (по-моему, из комфлотов) высказался насчет того, что он тут у себя на флоте что-то вроде китайского "дубаня" - и царь, и бог, и воинский начальник - все в одном флаконе. И никто ему не указ - даже сам наркомвоенмор (а зачем далеко за прмерами ходить, ежели сам красный Буонапартий посылал нарковоенмора прилюдно чуть ли не по матушке). И ведь ничего с ним не сделаешь - похоже, что на местах возникала такая прочная смычка, этакий змий трехглавый - партийный "барон" - военный "дубань" - человек с чистыми руками и горячим сердцем. И эта вертикаль прочно прорастала корнями до самого низа. И тронуть никого нельзя, ибо все сплошь и рядом Alte Kämpfer, заслуженные, так-скать, товарищи и все такое прочее, неприкасаемость в обмен на лояльность, но при этом как профессионалы, как управленцы, как строители - никакие (и это в лучшем случае). И как заставить этих забронзовевших "дубаней" и "баронов" работать, не покладая рук, а не митинговать и не заниматься дискуссиями о роли профсоюзов, партийной демократии или классовой стратегии?

1 мая 1930 года в Ленинграде.