March 26th, 2015

Нестор

Про Петра и Ивана...

      В своей оде по случаю взятия Хотина в кампанию 1739 г. молодой Ломоносов (а и было ему тогда 28 лет) вставил примечательные строки. Вот они:

...И, чувствуя приход Петров,
Дубравы и поля трепещут.
Кто с ним толь грозно зрит на юг,
Одеян страшным громом вкруг?
Никак, Смиритель стран Казанских?
Каспийски воды, сей при вас
Селима гордого потряс,
Наполнил степь голов поганских.

Герою молвил тут Герой:
«Не тщетно я с тобой трудился,
Не тщетен подвиг мой и твой,
Чтоб россов целый свет страшился.
Чрез нас предел наш стал широк
На север, запад и восток...


      И вот что любопытно - в 1739 г. Ломоносов российской историей еще не интересовался. Ну да, когда-то, в бытность свою школяром в Заиконоспасских школах и в Могилянке, он читал летописи (какие?) и уж совершенно точно знаком был с народными песнями про грозного царя. Но откуда он вынес представления о Иване как расширителе русских пределов, покорителе Казани и побивателе татаринов злых? Когда и как, при каких обстоятельствах он к этому дискурсу приобщился?

Lomonosov