January 21st, 2011

Басманов_старшой

Нарва 1700 г.: история с продолжением

 

Просматривая свой архив, наткнулся на несколько интересных материалов о Нарвской «конфузии» 19 ноября 1700 г. и решил таки изложить несколько своих мыслей относительно этого события – да сбудется, наконец, давнее мечтание (а тут еще нашел блог старого знакомого, где также уделено немало внимания несчастной для русского оружия кампании 1700 г.)! И пусть Нарва как будто не относится к моей «епархии», но, с одной стороны, не могу не отдать дань старой любви (а кто из нас не читал запоем роман «Петр I» А. Толстого), а с другой стороны – под Нарвой в ноябре 1700 г. оказалась армия, которая во многом напоминала те рати, что посылали на своих врагов отец и брат Петра Алексеевича. Так что вроде бы как по старой памяти можно и мне о ней, этой кампании, накорябать кое-что. 
      Но сначала о плохом. Увы мне грешному, до РГАДА и РГВИА далеко и до подлинных документов с русской стороны не добраться, а свейские архивы и того дальше и недоступнее (хотя можно с очень высокой степенью уверенности предположить, что в них есть весьма интересные документы, захваченные 19-20 ноября 1700 г. в русском лагере), потому придется пользоваться тем, что есть под рукой на сегодня – петровской «Гисторией» (очень забавное чтение, особенно если сравнивать черновики и окончательный ее вариант – !), дневниками генерала Алларта и Желябужского, неизвестным русским летописцем и по мелочи некоторыми картами, документами и, естественно, историческим нарративом. Быть может, при обращении к документам картина Нарвской «конфузии» будет иной, но пока у меня сложилось впечатление, что «нэ так всэ было, совсэм нэ так», как обычно пишут в исторических трактатах! Почему? Об этом дальше…

      Ну а теперь, после вступления «за упокой», отметим (да, и предварительно, снабжу-ка я свои выкладки точными ссылками – для того, чтобы всякий мог проверить точность приводимых цифр), что серьезного исследования по истории Нарвской кампании и сражения 1700 г. с нашей, русской стороны (если не считать попытку, предпринятую почти полтораста лет тому назад А. Петровым: Петров А. Нарвская операция // Военный сборник, 1872. № 7, С.5-38), нет. Практически все, кто так или иначе обращается к этой проблеме, редко обращаются к документам (и уж тем более не берут их в комплексе, по максимуму – не только воспоминания участников, переписку, штабные документы и пр.), а ограничиваются взаимным переписыванием друг у друга одной и той же версии событий, истоки которой восходят чуть ли не к официальной петровской реляции о сражении (оную можно посмотреть, например, в последнем сборнике документов о Северной войне, вышедшем в Москве в 2009 г.: Северная война 1700-1721 гг. Сборник документов. Т.
I. С. 73-76). Ну а дальше все зависело от самого историка и тех целей, что он ставил перед собой – писал ли он серьезное исследование (как, к примеру, Е.В. Тарле или авторы официальной «Истории Северной войны 1700-1721 гг.» 1986 г. издания – как сейчас помню свой восторг, когда мне удалось ее совершенно случайно купить, или же популярную брошюру или книгу, подобных «27 июня 1709» Н.И. Павленко и В.А. Артамонова). Одним словом, вариантов великое множество, но воз и ныне остается на прежнем месте – казалось бы, редко о каком сражении XVIII в. у нас написано так много и вместе с тем в сухом остатке так мало. Прекрасно осознавая всю недостаточность имеющейся в моем распоряжении источниковой базы, тем не менее попытаюсь в провокационных целях вынести на обсуждение, м-м-м-м, несколько нетрадиционный взгляд на события ноября 1700 г.
     Для начала попытаюсь определиться с составом русского войска – предварительный этап, прежде чем заняться исчислением петровского воинства. Возьмем монументальное исследование нашего ведущего петрофила Н.И. Павленко. В нем он пишет, что под Нарву были отряжены 3 «генеральства» – А.М. Головина, А.А. Вейде и А.Н. Репнина (28 солдатских и 2 драгунских полка). К ним должно было присоединиться «генеральство» новгородского наместника князя И.Ю. Трубецкого (2 солдатских и 5 стрелецких полков), московская конница под началом князя Б.П. Шереметева и гетманские казачьи полки наказного гетмана И.П. Обидовского (Павленко И.П. Петр Великий, М., 1990. С. С. 139).

     Эта информация стала как бы официальной признанной, канонической и неоднократно повторялась и повторяется то тут, то там. Но при более пристальном ознакомлении с опубликованными источниками становится ясно, что в этом перечне были учтены не все войска, что были отряжены под Нарву. Прежде всего в «Гистории» отмечалось, что в дивизию Трубецкого вошли также «Новгороцкого розряду все дворяня». Там же указывается, что помимо московских дворян и детей боярских была мобилизована и отправлена под Нарву еще и смоленская шляхта (Гистория. Т.
I. С. 203-204). Присутствие смолян подтверждает генерал Алларт (Алларт. Подробное описание осады города Нарвы и сражения под сим городом в 1700 году // Северный архив. 1822. № 1. С. 11), анонимный автор т.н. «Летописца 1700 г.» (Летопись занятий Археографической Коммиссии. 1865-1866. Вып. 4. СПб., 1868. II. Материалы. С. 147) и И.А. Желябужский (Желябужский И.А. Записки // Россия при царевне Софье и Петре
I. М., 1990. С. 287). Следовательно, можно утверждать, что к списку Павленко можно смело добавить дворян Новгородского разряда и смолян.
     Возникают также и определенные вопросы относительно полков, участвовавших в нарвском походе. С солдатскими полками разночтений как будто нет и состав «генеральств» более или менее ясен: в «генеральство» А. Головина вошли (воспользуемся статьей В. Великанова, подробно разобравшего этот вопрос в журнале «Воин» – «Русская пехота от Нарвы до Полтавы». № 4, 2007) оба гвардейских полка – Преображенский и Семеновский (тогда они считались соответственно 1-й и 2-й «тысячами» 3-го выборного московского полка, полковником которого был сам Головин), а также новонаборные солдатские полки К. Иваницкого, И. Трейдена, М. Трейдена, П. Девсона, И. Мевса, А. Больмана, М. Фливерка, И. Бильса и драгунский полк А. Шневенца; в «генеральство» А. Вейде – «старый» 1-й выборный московский солдатский полк Ю. Лима (бывший Лефортов), новонаборные солдатские  полковников В. фон Швейдена, И. фон Дельдена, В. фон Дельдина, Н. Балка, Т. Юнгора, И. фон Вердена, А. Гордона, Ф. Балка и драгунский Е. Гулица; «генеральство» А. Репнина, формировавшееся в «низовых» городах (т.е. в Поволжье) по образцу двух предыдущих «генеральств», также включало в себя старый 2-й выборный московский солдатский полк (Бутырский, бывший полк П. Гордона), полковником в котором был сам Репнин, новонаборные солдатские полки К. Гулица, И. Буша, Н. фон Вердена, З. Кро, А. Дейдюта, И. Бернера, П. фон Буковена, И. Англера, и полк П. Бернера, который должен был стать драгунским, но лошадей так и не получил и остался пешим. Т.о., эти 3 «генеральства» состояли из 3-х старых выборных полков (один их которых включал в себя как «тысячи» гвардию Петра), 24 новонаборных солдатских полков, 2 драгунских полков и 1 полка, предполагавшегося драгунским, но оставшегося пешим.

     С «дивизией» новгородского наместника Ю.И. Трубецкого разобраться сложнее. Источники сходятся на том, что в ней было 2 солдатских полка (Р. Брюса и И. Кулома), но расходятся о количестве стрелецких полков, включенных в эту дивизию. Так, «Гистория» сообщает, что в нее вошли 2 «новгороцкия старыя стрелецкия» полки З. Вестова и М. Баишева и 2 «псковския стрелецкия ж» Ю. Вестова и В. Козодавлева (Гистория. Т.
I. С. 203). Собранные же спустя 20 лет материалы к «Гистории» показывают, что под началом Трубецкого были новгородские стрелецкие полки М. и Ф. Баишевых, а также белгородские (сформированы из бывших московских стрельцов, сосланных после 1689 г. «на вечное житье» в Белгород) полки В. Елчанинова, М. Сухарева и С. Стрекалова (См., например: Северная война1700-1721 гг. С. 69; Рабинович М.Д. Стрельцы в первой четверти XVIII в. // Исторические записки. Т. 58. М., 1956. С. 279). Согласно же справочнику М.Д. Рабиновича, псковские стрелецкие полки в походе под Нарву не участвовали («Полки петровской армии». М., 1977. С. 19). Так сколько же и каких стрелецких полков было под Нарвой в ноябре 1700 г.? Я склоняюсь к тому, чтобы принять версию Рабиновича и полагать, что стрелецких полков было все-таки 5 – 2 новгородских и 3 белгородских, тем более что полки Сухарева и Ельчанинова упоминаются также Аллартом (Подробное описание осады города Нарвы… С. 20, 25), и они присутствуют на картах-схемах Нарвской баталии, созданных в начале XVIII в. 
      Отметим также, что князь А. Репнин в записке, поданной около 1714 г., указывал, что в «дивизии» Трубецкого был еще один солдатский полк, сформированный в Новгороде – Инглиса (Бобровский П.О. История лейб-гвардии Преображенского полка. Приложение к 1-му тому. СПб., 1900. С. 253, 254. Правда, согласно справочнику М.Д. Рабиновича, с. 40, полковник А. Инглис командовал полком И. Кулома в 1701 г. – наложение?).

   Т.о., подводя итог всему вышесказанному, отметим, что выделенные для нарвской экспедиции войска включали в себя четыре «генеральства» Ю.И. Трубецкого, А.М. Головина, А.А. Вейде и А.Н. Репнина (в сумме 30 солдатских полков – если считать преображенцев и семеновцев как отдельные полки; 2 драгунских полка и один предполагавшийся драгунским, 5 стрелецких полков, конные роты московские, смоленские и новгородские, а также гетманские казаки). В следующий раз попытаемся разобраться с общей численностью как выделенных сил, так и тех, кто непосредственно принял участие в осаде и сражении 19 ноября 1700 г
.


А это гравированный портрет Петра, сделанный с картины художника Кнеллера 1698 г.  Пожалуй, самый мой любимый портрет первого российского императора - "юноша бледный со взором горящим", у которого все еще впереди...