thor_2006 (thor_2006) wrote,
thor_2006
thor_2006

Categories:

Сферический московит в вакууме

или чудеса объективности и непредвзятости...
      Любопытно понаблюдать, как эуропейцы одно и тоже явление могут рисовать то белым, то черным – в зависимости от требований момента. «И эти люди запрещают мне ковырять в носу!» (с)… Одним словом, дальше подборка описаний московитов, взятых из сочинений, вне всякого сомнения, просвещенных, высокообразованных, культурных и вообще цивилизованных по самое по некуда эуропейцев…



      Власть государя и отношение к ней московитов:
      было: «Замечательно и заслуживает высшей похвалы у них то, что всякий из них (Сколь послушны наместники провинций своему императору.), как бы ни был он знатен, богат и могуществен, будучи потребован [великим] князем хотя бы через самого низкого гонца, тотчас спешит исполнить любое повеление своего императора, яко повеление Божье, даже тогда, когда это, казалось, сопряжено с риском или опасностью для жизни. Более того, величайшим проступком и бесчестьем считается у них, если кто-то по своей воле не услужит во всем [своему] герцогу. И напротив, весьма славна в муже покорность [государю]».
      стало: «Они прямо заявляют, что воля государя есть воля божья и что бы ни сделал государь, он делает это по воле божьей. Поэтому также они … веруют, что он — свершитель божественной воли. Поэтому и сам государь, когда к нему обращаются с просьбами о каком-нибудь пленном или по другому важному делу, обычно отвечает: “Бог даст, освободится”. Равным образом, если кто-нибудь спрашивает о каком-либо неверном и сомнительном деле, то обыкновенно получает ответ: “Про то ведает бог да великий государь”. Трудно понять, то ли народ по своей грубости нуждается в государе-тиране, то ли от тирании государя сам народ становится таким грубым, бесчувственным и жестоким».
      Гимн самурайским доблестям московитов:
      было: «Словом, нет другого народа более послушного своему императору, ничего не почитающего более достойным и более славным для мужа, нежели умереть за своего государя (У них также почетно умереть за государя.). Ибо они справедливо полагают, что так они удостоятся бессмертия»;
      стало: «Этот народ находит больше удовольствия в рабстве, чем в свободе». И вообще, прямо таки апофегей - «их прекрасные белые хлебы, имеющие вид лошадиного хомута, знаменуют, по моему мнению, для всех, их вкушающих, тяжкое иго и вечное рабство, которым они его (хлеб) заслуживают...».

29


      И итог рассуждениям о московитском политическом устройстве:
      было: «Что касается государства, то те (московиты – Thor. Прямая отсылка к Аристотелю!) привержены аристократии, наши же предпочитают, чтобы все превратилось в демократию и олигархию»;
      стало: «Всех одинаково гнетет он жестоким рабством… Свою власть он применяет к духовным так же, как и к мирянам, распоряжаясь беспрепятственно по своей воле жизнью и имуществом каждого из советников, которые есть у него; ни один не является столь значительным, чтобы осмелиться разногласить с ним или дать ему отпор в каком-нибудь деле…».
      Об искусности в военном деле:
      было: «Поскольку они постоянно воюют, постольку они постоянно становятся искуснее в военном деле, как в обороне, так и в наступлении. (Военное умение.) Прежде, подобно парфянам, они одерживали победы, действуя больше отступательным, нежели наступательным образом, забрасывая [врагов] стрелами из луков; теперь же они стали искуснее во всех видах войны наступательной и оборонительной, применяют медные орудия, именуемые бомбардами, расставляют удивительной величины строи с обычной [для них] старательностью»;
      стало: «В сражениях они никогда не употребляли пехоты и пушек, ибо все, что они делают, нападают ли на врага, преследуют ли его или бегут от него, они совершают внезапно и быстро [и поэтому ни пехота, ни пушки не могут поспеть за ними]… При первом столкновении они нападают на врага весьма храбро, но долго не выдерживают, как бы придерживаясь правила: “Бегите или побежим мы”. Города они редко захватывают штурмом и после сильного натиска; у них более в обычае принуждать людей к сдаче продолжительной осадой, голодом или изменой. Хотя Василий, осадив Смоленск, громил его, подведя пушки, которые отчасти привез с собой из Москвы, а отчасти отлил там во время осады, однако он ничего не добился. Осаждал он ранее и Казань [с большим войском и тоже подведя пушки, которые привез туда вниз по реке, но и в тот раз настолько безуспешно, что] в то время, пока зажженная и дотла сгоревшая крепость отстраивалась сызнова, воины (Василия) не осмелились даже взобраться на голый холм и захватить его. Теперь у государя есть пушечные литейщики, немцы и итальянцы, которые [кроме пищалей (pixides) и пушек] льют также железные ядра, какими пользуются и наши государи, но московиты не умеют и не могут пользоваться этими ядрами в бою [так как у них все основано на быстроте. Я не говорю уже о том, что московиты, по-видимому, не делают различия между разными пушками, или, говоря вернее, между их назначением]. Они не знают, когда надо пускать в дело большие орудия, которыми разрушаются стены, или меньшие, которые разрушают вражеский строй и останавливают его натиск. Это случалось часто и в другое время, а особенно тогда, когда, по слухам, татары вот-вот собирались осадить Москву».
      Вера московитов:
      было: «Все, что было принято при Константине Великом 318 епископами в 318 г. в Никее, городе Вифинии, на первом Никейском соборе, и все, переданное и возвещенное Василием Великим и Святым Златоустом, почитают они столь святым, непреложным и чистым, что от него, как и от Евангелия Христа, вплоть до сего дня никому из них не дозволено было отступить ни на вершок. И таково их смирение, что все, однажды установленное святыми отцами на соборах, никто никогда не осмелился бы подвергнуть сомнению (С каким благоговением они чтят установления отцов и считают их священными.). Итак, с большим постоянством души, нежели многие из наших, они твердо стоят в первой вере, воспринятой от апостола Андрея, его преемников и святых отцов и впитанной ими с материнским молоком. Они ни в коем случае не допускают, чтобы в их среде происходили расколы на различные ереси»;
      стало: «Неудивительно, что нравы здесь отвратительно убоги, Ведь сделаны руками и теслом все главные их боги. Лишь идолы сердца их поглощают, господь призывов не услышит…Как преданно они благодарят и до земли поклоны бьют, Но жалкие одежды ложь их выдают…».

666krest


      Про пьянство.
      было: "В Московии (Moscovia) же нигде нет кабаков. Посему если у какого-либо главы семьи найдут лишь каплю вина, то весь его дом разоряют, имущество изымают, семью и его соседей по деревне избивают, а его самого обрекают на пожизненное заключение. С соседями обходятся так сурово, поскольку [считается, что] они заражены этим общением и [являются] сообщниками страшного преступления... А так как москвитяне (Mosci) воздерживаются от пьянства, то города их славятся разными искусными мастерами...", а все почему - потому что "мужчины вообще рослы, сильны и привычны ко всем трудам и переменам воздушным; но очень склонны к пьянству. Эта народная слабость принудила Государя их запретить навсегда, под опасением строжайшего взыскания, употребление вина, пива и другого рода хмельных напитков, исключая одних только праздничных дней. Повеление сие, не смотря на всю тягость оного, исполняется Московитянами, как и все прочие, с необычайною покорностью".
      стало: "Народ здесь груб, к порокам низким склонен, Пьянство в их природе, и этот люд лишь свиты Бахуса достоин. А если голова у них когда-нибудь трезва, то и с подсказкою шагнут едва-едва. Друзей хозяин пригласит на праздник, на угощение не поскупится, Достанет дюжину сортов питья, чтоб вдосталь каждому напиться. Напитков разных здесь не перечесть, но, сев обедать, Всегда на стол поставят мед и квас, которые и мне пришлось отведать. На водянистом, терпковатом квасе их мужик живет; Поскольку квас готовится легко, его он очень много пьет. Другой напиток — мед из сладкого нектара, Что по усам течет, а в рот его вам попадает мало. А если к соседу в гости сам мужик пойдет, То, не заботясь о еде, он только пьет и пьет...".
      О браке:
      было: «Они гнушаются прелюбодейства, пожалуй, в большей степени, нежели мы. Ибо они его жестоко ненавидят и преследуют. Существует непреложный закон, согласно которому, доколе жив муж, жена не может вторично выйти замуж; но если он умер, лишь тогда она по закону становится свободна; иначе она должна жить с мужем неразлучно. Потомство почитается [у них] единственным утешением во всех несчастиях и бедствиях, которые случаются, а равно и высшим счастьем, оно порождает стойкость в тяготах; превозносят они терпеливость, надежду на лучшее, заботу о добром имени, стремление к добродетели, усердие в работе и другое подобного рода, что родители стремятся привить своим детям»;
      стало: «Пусть с обходительной, веселою женою живет мужик, Но и тогда к животной жизни больше он привык., предпочитает мальчика в постели Женщине… Жена, в отмщенье пьяному супругу, в Объятья от вонючей печки бросается к любому другу… Нет ничего для них зазорного в разврате, А безрассудства сотворя, не позаботятся скрывать их…».

a97c501551ce


      Состязания:
      было: «Юноши упражняются в различных играх и преимущественно в тех, которые имеют ближайшее соотношение с воинским ремеслом, как-то: в беганьи в запуски, в борьбе, в конском ристании и пр. Для всех сих игр, в особенности же для стрельбы в цель, назначены известные награды».
      стало: «Юноши, равно как и подростки, сходятся обычно по праздничным дням в городе на всем известном просторном месте, так что видеть и слышать их там может множество народу. Они созываются свистом, который служит условным знаком. Услышав свист, они немедленно сбегаются и вступают в рукопашный бой; начинается он на кулаках, но вскоре они бьют без разбору и с великой яростью и ногами по лицу, шее, груди, животу и паху и вообще всевозможными способами одни поражают других, добиваясь победы, так что зачастую их уносят оттуда бездыханными. Всякий, кто побьет больше народу, дольше других остается на месте сражения и храбрее выносит удары, Получает в сравнении с прочими особую похвалу и считается славным победителем. Этот род состязаний установлен для того, чтобы юноши привыкали переносить побои и терпеть какие угодно удары».
      Правосудие:
      было: «Вся Московия управляется самыми простыми законами, основанными на правосудии Государя и беспристрастии его сановников, и, следовательно, весьма благодетельными, ибо смысл оных не может быть искажен и перетолкован хитростию и корыстолюбием судей»;
      стало: «Земля дика, законы никакие здесь не властны, От воли короля зависит жизнь и смерть несчастных. Порядки все необъяснимы, по воле короля скорей… Когда законом жизни – страсть, то подданные в страхе постоянном, Надежных нет гарантии у лучшего сословья В сохранности и жизни и земель, а неимущий платит кровью…».
      Общий вывод:
      было: «мы были так потрясены, что, охваченные восторгом, казались лишенными ума, поскольку сравнение наших христиан с ними в делах, касающихся христианской религии, производило весьма невыгодное впечатление. И ничего более не запало в наши души, как [мысль о том], что мы, которые много себе усвоили от древа веры нашей, оказывается, в отношении плодов хуже, чем они. Итак, нам, добрым христианам, следует усердно молиться, дабы [Господь] однажды положил предел этого фараоновского ожесточения наших сердец и сподобил благодати, чтобы вместе с другими народами, которые, как мы считаем, вообще ведут звериный образ жизни, [нас] можно было узнать по этим плодам доброго древа», поскольку «недостойно немцев, которые всегда почитались в высшей степени преданными христианству людьми, то, что, как действительно можно видеть, они начинают предпочитать враждебное религии. Ибо где [у рутенов] обнаруживаются корень жизни, там наши немцы скорее находят смерть; если те — Евангелие Божие, то эти воистину злобу людскую укоренили; те преданны постам, эти же — чревоугодию; те ведут жизнь строгую, эти — изнеженную; они используют брак для [сохранения] непорочности, наши же немцы совсем негоже — для [удовлетворения] похоти; и не вызывает никакого сомнения то, что если у них [совершение] таинств уничтожает бремя грехов, то, к прискорбию, у наших пренебрежение таинствами увеличивает это бремя…»;
      стало: «народ столь низкий, хоть себя святыми и обставил. Ирландцев диких с русскими, пожалуй, я сравню, Как тех, так и других и в кровожадности и в грубости виню…».

i_029


      От-таки дела! В общем, легко можно составить этакий дацзыбао на всякий вкус - хоть про белых и пушистых московитов-эльфов 80-го уровня, хоть про злобных уроженцев Мордора... А потом написать "дЫссертацию"...
Tags: "интуристы", АдЪ и Израиль, Из прошлого: любопытные заметки, злобное, источники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments